Ученица Луи Армстронга

«Клуб Игоря Бутмана» – это небольшой ресторан с низкими потолками, сцена и барная стойка. Звуки джаза бегут по гулкому залу, подмывая купить виски и сидеть, медленно перекатывая в ладонях прохладный тяжелый стакан. Немногочисленная публика жует устрицы и поглядывает в сторону микрофона редко, но с интересом.
78-летняя калифорнийская джаз-дива Дениз Перье (Denise Perrier) появилась на сцене, блистая серьгами и улыбкой. Ни устрицы, ни пустынные просторы паркета ее не смутили. Дениз объездила с гастролями Австралию, Японию, Филиппины, Вьетнам и почти все страны Европы, а за последние 3 года вместе с трио инструментального джаза Андрея Кондакова побывала в Киеве, Санкт-Петербурге, Томске, Апатитах, Новокузнецке, Челябинске и Одессе.


Дениз носит звание первой леди джаза Сан-Франциско и «золотого голоса» Калифорнии. На рубеже 50-х и 60-х годов она стала ученицей Луи Армстронга (Louis Armstrong) и долго выступала с ним на одной сцене. «Обладая необыкновенно сильным и мелодичным голосом, Дениз Перье поражает своей энергией: что бы она не пела, она делает это, соединяя своеобразную интимность вокала с танцевальной энергией», - писал о ней Фил Элвуд, один из ведущих джазовых критиков США. Ее джаз – золото высшей пробы: праздничный, возвышенный, ласкающий и лакированный годами практики. Она с легкостью смешивает баллады и блюз, инструментальный джаз и свинг. В репертуаре Дениз мирно соседствуют ее собственные песни и неувядающая джазовая классика: композиции Кола Портера, Фэтса Уолера,Стивена Сондхейма, Дюка Эллингтона.


Музыкальные критики не раз отмечали, что у Дениз много общего с легендарной Билли Холидэй (Billie Hollyday). Так же, как и Lady Day, Дениз делает упор не на технику исполнения, а на передачу внутреннего содержания песен. Так же заканчивает многие композиции щемящей минорной нотой, которая заточенным перышком вонзается в радостный аккомпанемент.


Как и многие немолодые темнокожие джаз-дивы, Дениз очень напоминает королеву какой-нибудь африканской страны. Она оглядывает зал из-под тяжелых век, улыбается и подталкивает щепотью мощных ухоженных пальцев самые яркие ноты собственного голоса. Низкий, мягкий, свингующий вокал, действительно, напоминает стиль Луи Армстронга. Особенно когда она любовно произносит: «Wonderful. Wonderful blues».


В дверном проеме постепенно скапливаются и начинают слегка пританцовывать официанты и официантки. За моей спиной, напротив входа в зал, замирает бармен, и через несколько секунд раздается ужасающий звон и грохот: с накренившегося подноса на пол стеклянной волной валятся пустые винные бокалы.


Песня «Don’t explain» в исполнении Дениз за пару минут заполняет и согревает голый зал. На позелененной софитами стене за сценой трепещет изогнутая тень контрабаса, терзаемого Владимиром Волковым. Инструментальный джаз сДениз во главе неспешно обтекает все границы, преодолевает сферу, где для описания музыки все еще можно подобрать слова, и незаметно превращается в настроение. Состояние мягкого равновесия, когда неизвестно почему начинаешь думать о дожде и о любви.


В перерыве между отделениями концерта певица подходит к барной стойке выпить чая и сразу знакомится со всеми, кто тоже сидит на высоких стульях. Вблизи Дениз выглядит усталой, но вместе с магнетическим запахом духов распространяет вокруг себя ощущение неспешной силы. «Каким вы помните Армстронга?» - спрашиваю я. Дениз улыбается и отставляет в сторону чайную чашку со следом помады, похожим на прилипший к краю темно-красный цветочный лепесток. «Он был как отец. Я ведь из Нового Орлеана, как и он. Работать с ним было такой большой честью. Его голос... Его золотые трубы…» «Вы сами сочиняете песни?» «Я люблю писать в поезде. Послезавтра мы с Андреем уезжаем в Петербург. А позавчера приехали с Белого моря. Голосу немного сложно подстраиваться под такие перепады. Вы останетесь на второе отделение?» Я говорю, что останусь. Дениз благосклонно кивает и удаляется к сцене. Преодолевая ступени, она тяжело опирается на руки музыкантов.

 

Автор: Наталия Киеня