The Tunics и русский нрав

На выходных Россию посетила группа The Tunics, на первый взгляд, ничем не примечательная. Их московский концерт состоялся в неожиданном месте — ресторане «Тинькофф». Дело в том, что 3 октября The Tunics должны были играть в клубе «Гоголь», но за несколько недель до выступления их заменили на отечественный «Фруктовый кефир». Не удивлюсь, если русский фанк-коллектив в итоге собрал больше народу, — оказалось, что английская инди-группа у нас мало известна даже в узких кругах. Так что настойчивые сравнения The Tunics с Arctic Monkeys и Oasis в анонсах мероприятия не помогли набрать и половины зала.

На сцене музыканты появились по очереди: сначала миловидный вокалист. При первых аккордах его гитарного соло подтвердились нехорошие предчувствия: звуком «Тинькофф» сегодня не порадует. Затем вышел скромный басист. И, наконец, на арену вырвался барабанщик!

 

The Tunics начали выступление с песенки Paris France, но завести всю толпу с пол-оборота у них не получилось, впрочем, как и передать лихой характер трека, завершающего дебютный альбом 2008 года. Однако уже после второй композиции стало очевидным следующее (и я думаю, большинство свидетелей согласится со мной) — то, как здесь и сейчас звучат The Tunics, в принципе-то и не главное… Если в записях приятно слушать сладкоголосого вокалиста Джо, то на концерте внимание зрителей целиком и полностью было приковано к его тезке — барабанщику Джо Блэнксу.

  

Безумствуя над ударной установкой, девятнадцатилетний «берсеркер» излучал бешеную энергетику. Неистово отбивая ритм, он, отдуваясь за всех участников The Tunics, успевал взаимодействовать с аудиторией: подмигивать, показывать язык, избранным шептать I love you и протягивать палочки к отвечающим взаимностью фанатам. Лицо Джо ни на секунду не покидали искренние эмоции, а подведенные глаза озорно блестели. Порой было заметно, что остальных участников группы задевает особое отношение русской публики к коллеге.

  

В процессе выступления хиты группы (такие как Cost Of Living, Turn Away, Fade Out) чередовались с новинками, которые толпа встречала на ура. Но не обошлось без эксцессов: во время исполнения, пожалуй, самой известной песни Shine On, парочка подростков попыталась устроить стейдж-дайвинг в полупустой танцпол. Пока нарушителей «ставили в угол», вокалист внимательно наблюдал за происходящим со сцены. Он тянул время, несколько раз повторяя проигрыш, чтобы, в конце концов, блестяще завершить композицию. Отыграв неторопливую Waiting, звучащую в живом исполнении тяжелее, чем в записи, The Tunics удалились.

 

В репертуаре группы еще оставалась парочка драйвовых вещей (я не запомнила, чтобы пели In The City, The Way It Is), однако последующие полчаса раздачи автографов подействовали на фанатов лучше всякого выхода на бис. Несмотря на усталость и сбитые в кровь пальцы барабанщик был не прочь пофотографироваться, пообниматься и поболтать с фанатками. Выяснилось, что у Джо уже есть опыт общения с русскими (с его слов, по темпераменту мы очень похожи на испанцев) во время участия в ледовом шоу Cirque de Glace с труппой фигуристов из России. Услышав традиционное «мы обязательно вернемся», московские поклонники The Tunics нехотя отпустили своих кумиров в Питер. Подробный фотоотчет здесь.

 

 Ирина Яшина