Немного боли, немного любви

До

Бывает так, что желания заведомо не могут исполниться. А бывает, что могут, но не исполняются. И второе - гораздо хуже. 


Группа "Агата Кристи" для многих была символом. Для одних - символом далекой бурной молодости, распития и курения всего, что пьют и курят в 16 лет. Для других - символом глубоко психологичного понимания жизни, любви и смерти. Каждому своё. 

Почему-то казалось, что прощальный концерт в "Олимпийском" станет концом целой эпохи. Очередь на вход хранила какое-то скрытое трагическое настроение. Никто вслух не сетовал, что группа заканчивает свою деятельность. Все знали, что впереди – еще полгода тура, десятки концертов. Но московская публика ждала, что именно здесь группа действительно скажет «это – конец». Потому что до – как-то не верилось.

Во время

За что стоит отвесить низкий поклон "Агате Кристи", так это за сценическое шоу. Фотографии сцены Олимпа 17 ноября 2009 года можно вносить в учебники по их оформлению. Поднимающийся монитор, во всю ширину сцены, открывает двухъярусную площадку –Самойловы внизу, Снейк с Бекревым – вверху. На экранах – местами жутковатые ролики, записанные специально к этому выступлению. Беготня Бекрева то вверх – поиграть на клавишах, то вниз – понервировать Глеба. Стойка царя горы Снейка. Всё это занимательно и на некоторое время отвлекает от самой музыки. За Агатой на сцене вообще очень интересно наблюдать. Они на ней живут. Выступают не с эпиграфом «Смотрите, как мы вам сейчас отыграем», а скорее «Мы сыграем, а вы хотите – присоединяйтесь, хотите – нет». Они не всем понравиться стараются, а только тем, кому это действительно нужно.
 
Играли долго и хорошо, хорошо в техническом смысле. Качественно, по-агатовски. Только вот с настроением, если отвлечься от визуальных эффектов, как-то не разобрались. Братья Самойловы предупреждали, что никакого пафоса не будет. Его и не было, как и чувства трагичности последнего концерта и всех тех патетических чувств, что, казалось бы, должны были быть. Такое ровное, стабильно-качественное исполнение, хороший звук. Зал пел, но он всегда поёт. В этом-то слове «всегда» - вся проблема. Всё как всегда. 
  
Конечно, хиты были. Но все они, если помнить про пометку «исполняется в последний раз», оказались какими-то нехитовыми. «Опиум», «Как на войне», «Ковёр-Вертолёт», «Пуля», «Дворник» - всё это звучало не один год на всех российских фестивалях, и звучало почти также. Агата обещала новую обработку – её мало кто заметил. Хотелось чего-то старого и редкого – сыграли мало, а вот нового и, по большому счёту, одинакового – много. Много для прощального концерта. 
  
Публика в танцпартере как-то растерялась. Те конспираторы, что всё-таки пронесли 4 файера в зал, 3 из них сожгли по традиции на «Ковре-Вертолёте», а с четвертым долго не знали, что делать. В результате зажгли на «Корвете». Заметив это, правая часть танцпартера, которая решила под тот же «Корвет» покачаться и посветить зажигалками, остановилась. Файер резко исчез. Так и простояли. 
 
Минут 15 спустя монитор с изображением (кто бы мог подумать) кулис скрыл за собой группу. Последнюю песню, «Я буду там», "Агата Кристи" отыграла за монитором. В этот момент то ожидаемое чувство сожаления об уходящем все-таки прорвалось. Они еще играли, но уже ушли. Они еще есть, но их нет, и больше не будет. Жаль, что это чувство вызвалось таким необычным техническим решением, а не музыкой, что было бы логичнее. 
  
Грустная и молчаливая очередь в гардероб. Грустная и молчаливая дорога к метро. Технически прощание удалось на твёрдую пятёрку. Но хотелось обоюдной прощальной трагедийности, а получилось по схеме «помоги себе сам»: кто смог – расплакался и посокрушался, правда, эмоции эти – не со сцены, а из тебя самого.

После

А после логичными кажутся 2 варианта. 
  
Первый - это далеко не конец. Не закончилась "Агата Кристи", не закончилось совместное творчество, не закончились гастрольные туры. Может, с перерывом в несколько лет, но всё будет, и будет лучше, чем было. 
  
Второй - скука. Проект "Агата Кристи", по словам самих его участников, изжил себя. И изжил настолько, что ни красиво сказать "спасибо, прощайте" им не хочется, ни поднапрячься и показать всем в последний раз, кто тут главный. Двадцатилетняя история закончилась не торжественным поклоном с заслуженного пьедестала, а унылым уходом в раздевалку. 
 
И второе - гораздо хуже. 

 

 Ольга Сумская