«Переживая то страх, то печаль, то смешные моменты»

Александр Васильев, не особо любящий заниматься собственным пиаром, в этот раз со скоростью хорошего спринтера обежал десятки радиостанций, телеканалов, газет и журналов, анонсируя новый альбом и его презентацию. Так что, по сути, ничего неожиданного в Олимпийском не случилось: 17 песен с нового альбома «Сигнал из космоса», 18 старых, периодически интересный видеоряд на экране, два выхода на бис и редкие саркастические реплики со сцены. 

Все, что можно было написать о группе "Сплин", уже давно написано и прочитано. Васильев узнаваем из сотен и тысяч исполнителей своими судорожными танцами и едкими комментариями («Если не разрешают фотографировать – фотографируйте друг друга»). Барабанщик Алексей Мещеряков – неизменной функцией мотора группы. КлавишникНиколай Ростовский – невозмутимым лицом медитирующего человека даже во время на редкость резкого исполнения «Мы сидели и курили». Басист Дмитрий Кунин – как ни странно, впервые за историю группы, четко выраженными басами. Гитарист Вадим Сергеев – помимо всех музыкальных достоинств, выражением лица лесника с электрогитарой, недоуменно поглядывающего на шаманские пассы Васильева.  
 
Новый альбом группы вышел очень цельным: начиная с классического оформления начала и конца пластинки фразами «Добро пожаловать» и «До встречи» соответственно, заканчивая восприятием всех 18 песен как 18 глав одной увлекательной книги. Презентация этого альбома – тоже очень цельный и правильно выстроенный сет с периодически вклинивающимися отступлениями от трек-листа «Сигнала из космос а». Отступали разнообразно: и в еще недалекий 2007 год – «Маяк» и «Праздник», и в уже исторический 1996 – «Бони и Клайд». Всего 35 песен, которые как-то слишком быстро закончились. Неожиданно домашней получилась атмосфера презентации. Среди доморощенных музыкальных критиков считается хорошим тоном кинуть камень в огород группы в виде всевозможных вариаций слов «не радушны с публикой». Да, фразой Шахрина «Здравствуйте, родные!» Васильев слушателей не приветствует, и поведение его на сцене совсем не изменилось. Но творчество его очевидно стало более автобиографичным, и, как следствие, Саша стал чуть-чуть, но душевнее. Поэтому-то такими легкими и «своими» казались и жалобы типичных «государственных» гардеробщиц Олимпийского, и комментарии довольных слушателей на улице, и люди в сплиновских футболках в метро.
  
«Неплохой гараж», как сказал Васильев - но Олимпийский "Сплин", конечно, не собрал. И вряд ли это плохо в их случае. Они не опозорились в попытке прыгнуть выше собственной головы. Скорее, к пятнадцатилетию группы с их живых выступлений начинают отсеиваться любители только нецензурной лексики в «Прочь из моей головы», экзальтированные девушки с синдромом поиска глубинного смысла и люди, надеявшиеся услышать вживую исключительно первые 2-3 альбома. Для них в истории группы сейчас наступил очевидный спад: и тексты просты, и мелодии незамысловаты. Но новый альбом, однозначно, шаг не в сторону и не назад (как говорили о предыдущих «Раздвоении личности» и «Реверсивной хронике событий»), а именно вперед. В нем есть и характерная сплиновская лирика, и запоминающиеся с первого прослушивания мотивы, и едкий сарказм, «то страх, то печаль, то смешные моменты». Все, что нужно, чтобы с уверенностью рапортовать – сигнал из космоса принят.

 

Ольга Сумская