«Несбыточная» «Торба-на-круче»

26 сентября в столичном клубе «16 тонн» прошла презентация новой, четвертой пластинки группы «Торба-на-круче» - «Несбыточная». Музыканты отыграли все 14 песен ровно в том порядке, в каком их можно увидеть на альбоме, тем самым дав слушателям возможность сравнить их концертный и студийный варианты. Сравнив, слушатели пришли к выводу, что живая«Торба» веселее (или грустнее), мелодичнее (или жестче), но однозначно лучше.

Заглавный «Живой» - не совсем живой. Первая же песня становится ярким примером того, как долгое вымучивание студийной версии может забить тот нерв, который был в ней изначально. Вроде и сильнейший голос вокалиста, Максима Иванова, и мастерски расставленные в тексте оригинальные речевые обороты, - да нет той горечи, что вживую. Рад, что живой? Нет? Концертное исполнение мгновенно настраивает людей на особый лад, присущий только музыке «Торбы», а студийное скорее заставляет задуматься, а настроит ли на него что-нибудь дальше. Настроить-то настроит, да не надолго.
 
«Всё в себе» - лирика. «Слёзы. Всё небо в слезах. Но что эти слезы для нас?» Наверное, именно такими песнями стоит открывать альбомы «Торбы». Эффект градации – классика не только в литературных жанрах, но и в музыкальных пластинках. Совсем не боевик, как «Живой», второй трек демонстрирует великолепную эмоциональную насыщенность голоса Максима. Голоса, вгоняющего слушателя почти в религиозный транс: задрожит этот голос – задрожат руки, станет партия спокойней – вздохнешь с облегчением. А нарастающее к концу песни чувство тревоги просто требует после себя динамичного и жизнеутверждающего продолжения, которое не заставило себя долго ждать.
 
Во «Вспышках» музыканты как будто одумались и добились той живости, которой нет в первом треке. Нервная и по смыслу и по ощущениям вокальная часть перемежается с мощными ударными. В какой-то момент прослушивания этой песни забываешь, что звучит студийная запись, настолько она близка к неповторимой концертной энергетике группы – «всё прекрасно, живи!» «Океан» напоминает о том, что, помимо прочего, в группе есть прекрасный флейтист Артем Беспалов. Флейта всегда придает песням особую мелодичность, а в данном случае «Торбы» - верный признак некоторого временного умиротворения. Совершенно космические вокальные данные Максима (в который раз – ключевой момент в треке) оправдывают оформление альбома фотографиями звездного неба. Песня спокойная, философски-размеренная, но не дает расслабиться до конца, как бы предупреждая слушателя, что сейчас начнется что-то по-настоящему сильное.
«Несбыточная» целиком и полностью оправдывает оказанную ей честь именовать альбом. В первые же секунды понимаешь, что все что слышал до – это просто динамичное вступление. Альтовая партия в начале, хоровое пение в конце, и калейдоскоп тональностей, спокойствия и напряженности между. Отличная демонстрация разносторонности музыкального мастерства группы. В концертном варианте песня всегда – одно из центральных произведений сета, студийный вариант, конечно, не совсем то, но где-то около. Сильнейший текст группы (и не только на данном альбоме), родной каждому – у каждого она в свое время тает, «большая несбыточная». «В порту» - не менее сильная песня, по праву занимает свое место сразу после «Несбыточной». Хороший пример любимых «Торбой» переходов: от напряженного куплета, исполненного еле сдерживающимся, чтобы не сорваться на крик, голосом, к свободному, открытому и от того какому-то честному припеву. Партия ударных в этой песне еще в минутном вступлении создает совершенно особое пространство – ты то ли действительно в порту и где-то рядом верфь с работающими машинами, то ли в африканской деревне с танцующим шаманом. К сожалению, после этой сильной и логически обоснованной первой части альбома, начинается форменная путаница.
 
«Расстрел» и «Беглец» вызывают острое чувство несоответствия динамичности музыки и содержания текста. К восьмому треку порядочно устаешь от скачков темпа песен, а группу всё не остановить. В концертном варианте это замечательно, но, слушая пластинку дома, не успеваешь ни вникнуть в суть лирики быстрых песен, ни перенастроиться на прослушивание медленных. Эти тексты лучше читать, чем пытаться понять, слушая альбом целиком. «Садовник» и «Звезда» - сильнейшие по своей лиричности и трогательности песни. Учитывая их спокойность, слушать их стоит если не отдельно, то, по крайней мере, не после предыдущих двух треков. Здесь, правда, музыканты переборщили уже в другую сторону: восьмиминутная «Звезда» надоедает где-то посередине, хотя сама по себе вызывает щемящее чувство грусти и подкреплена прекрасной партией флейты. Вообще, после «Садовника» стоит немного передохнуть. Следующая за «Звездой» «Вода» кажется ее продолжением и в музыкальном плане, и в общем настроении тревоги. Здесь, слава богу, заканчиваются утомляющие скачки.
 
Последние три песни - «Колыбельная», «Весна» и «Здесь недалеко» выделены на альбоме другим цветом. По словам Максима Иванова, эти три песни – сказки. А поскольку обычно дети после первой сказки не засыпают, приходится рассказывать вторую, а за ней и третью. В этих трех песнях знатные сказочники из «Торбы» очевидно попадают в свою колею – расслабляющий медитативный триптих очень скоро успокаивает и вводит в состояние абсолютного умиротворения.
 
Несмотря на то, что альбом довольно тяжело слушать от начала до конца, он скорее удался, чем нет, и однозначно более удался, чем предыдущий «Так не бывает».  Вообще, все альбомы «Торбы-на-круче» хочется называть «волшебными». И не от недостатка слов, а от множества синонимов, которые слово «волшебный» имеет. Их песни завораживают, зачаровывают. Музыканты не поют и играют, а колдуют. Как считал Ожегов, колдуют, чтобы заставлять людей делать то, что прикажут. Почему-то кажется, что «Торба» (получше разобравшись в воздействии порядка песен на уравновешенность граждан) использует эту свою возможность во благо. 

 

 Ольга Сумская