Шинейд О'Коннор в Москве: тишина после обвала

В Москву вновь приезжала Шинейд О'Коннор: второй концерт этой весьма эксцентричной, «баньшиподобной» и эпатажной певицы состоялся в одном из московских клубов. Несмотря на, прямо скажем, недешевые билеты, зал был полон: среди поклонников Шинейд были замечены не только простые фанаты, но и сливки московской тусовки. 

В прошлый раз Шинейд приезжала в столицу в рамках тура, посвященного выходу ее нового на тот момент альбома.  Для музыканта иного масштаба, количество дисков которых переваливает за несколько десятков, это было бы, в общем-то, рядовым событием. И Шинедй является здесь скорее исключением, чем правилом: каждая ее пластинка становится поворотной вехой не только в творческой карьере самой Шинейд, но и в музыке в целом. Бритоголовая Шинедй относится к певцам (и певицам) той весовой категории, чья музыка стала определяющей в жанре. 
 
Однако в этот раз никакого особого повода для проведения концерта у певицы не было.  И  если москвичи ждали эксцентричных выходок от защитницы униженных и оскорбленных со скандальным прошлым,  католического священника, замужней лесбиянки – то их ожидания были напрасными. На сцену вышла по-прежнему наголо обритая,  немолодая, в общем-то, женщина с гитарой, в повседневной одежде: встреть ее на улице, не поверишь, что это та самая большеглазая девушка, которая –дцать лет назад пела о том, что «ничто не сравнится с тобой». Впрочем, внешний облик Шинейд является лишь подтверждением ее собственного музыкального манифеста: она и голову обрила затем, чтобы ничто не отвлекало слушателей от ее творчества. Куда уж ей до разодетых в перья представителей современной эстрады. Впрочем, кажется, большая часть публики, помнящая Шинейд по клипу Nothing Compres 2 You, пришла именно на эту песню, после чего, скучая, потянулась к выходу. 
 
Что это было? Новая грань таланта певицы или концептуальный поступок, сказать трудно. Очевидно, что московский, да и российский, в общем-то, зритель и слушатель, привыкший к бурным проявлениям чувств на сцене, драйву, звуку и свету, не воспринял "тихую" даму в растянутой одежде с акустической гитарой наперевес. Ну и, разумеется, сказался языковой и культурный барьер: если во многих случаях незнание языка компенсируется мелодикой, аранжировками, ритмом, то здесь этого не произошло, хотя сама певица, безусловно, владеющая блестящими вокальными данными, могла бы сделать шоу, которое бы запомнилось. Надолго. Значит, просто не захотела делать шоу. Не потому, что она плохо относится к публике, к зрителю, а просто потому, что по-другому не хочет и не умеет. Потому что она – другая. Странное существо с огромными синими глазами, которые словно бы смотрели внутрь себя, и с ангельским голосом. Да, контакт со зрителем минимальный – лаконичные спасибо, короткие взгляды и мимолетные улыбки; но ведь и не для того она стояла на сцене.  Хотите шоу? Так для этого есть целый паноптикум артистов, которые и попляшут, и повертятся, и потрогать себя дадут, и «Мурку» на заказ исполнят. На своем втором московской концерте Шинейд в очередной раз доказала, что у нее есть песни, кроме той, о которой все и так знают (кстати, она ее-таки исполнила – как дань прошлому, обязательный номер программы, а заодно отпущение тем, которые пришли на концерт, собственно, ради Nothing Compares 2 You), а кроме того, что она, как и много лет назад, отнюдь не собирается выстраивать свои отношения со слушателем по принципу работы ресторанной шансонетки: как и прежде, Шинейд делает только то, что хочет, только так, как она это чувствует. 
 
Музыка Шинейд – это как тишина после обвала, и что требовать от тех, у кого заложило уши, а в глазах до сих мелькают блестки?

 

 Виктор Демин