По следам Lake of Tears или Откуда взялся «The Neonai»

Люди неравнодушные к творчеству группы Lake of Tears очень по-разному приняли «The Neonai» (2002г.) – пятый по счету альбом. Он как-то сильно выбивался из общего ряда. Образовалось два лагеря. Одни радовались такому прогрессивному ходу: мощные, энергичные мелодии и «припопсовевший» звук – как раз то, что они ждали. Другие же были обескуражены «танцевальностью»,  непонятно откуда взявшейся в музыке любимой группы, они вытягивали подрагивающий от зарождающегося разочарования и гнева палец в направлении своих акустических систем, и с долей тающего неверия шептали: «драм-машина?!.»
 
Может, такова специфика нового диска, и это музыкальное развитие группы явилось причиной таких полярно разных толкований? Так ведь бывает, когда какой-нибудь коллектив вдруг начинает играть нечто новое. Да, несмотря на название заглавной композиции «Return of ravens», все мы услышали нечто, сильно отличающееся от остальных альбомов. Что это? Коммерческий ход людей, которым больше нечего сказать? Или некий новый виток в творчестве? Ни то и ни другое. Разноцветная неоновая энергия, брызжущая из «The Neonai» – только видимость. Это, скорее, агония, чем танец, гримаса боли, а вовсе не улыбка до ушей. Можно назвать девизом этого альбома строки из песни «Nathalie and the fireflies»:
 
Comes the morning with sorrow
Smile with the heart full of tears

 
Так вот. Поставив этот альбом, я испытал очень странные чувства; я не ожидал ничего подобного и не мог понять – что произошло с Бреннаром, что случилось с Lake of Tears? Мои смутные догадки, мои неясные ощущения обрели законченную форму, когда прозвучали последние 2 композиции: песня «Down the Nile» и безымянный трек, который так хочется назвать музыкальным некрологом… Все встало на свои места.
 
Многие считали, что предыдущая пластинка, «Forever Autumn», станет прекрасным завершением творческого пути группы, этот альбом мог бы стать хорошей точкой, итогом развиваемых ранее тем. Была, по сути, одна большая тема, которая по-разному обыгрывалась: романтическое мытарство одинокой светлой души, эдакое безумное плавание по холодным волнам в утлом суденышке. Ну, вспомните песню «The homecoming» с «Forever Autumn», там как раз есть такие оптимистичные строки:
  
It’s the way of a cosmic sailor, in a boat in the night
But the wolves are not scaring him, he’s alright
 

Это, несомненно, было странствие одного человека. Печальное странствие. Lake of Tears = Даниель Бреннар, автор музыки, текстов, голос, гитарист и фронтмен группы. Возьмите все тексты, от первого до последнего – это неповторимый цельный мир, внутренний мир одного человека. Другие члены группы просто помогали о нем рассказывать.
 
Но у каждого путешествия есть свое завершение, нельзя вечно странствовать неизвестно куда. То есть странствовать можно, а вот петь об этом до бесконечности вряд ли получится.
  
Представьте человека, которому неожиданно принесли телеграмму с трагическим сообщением; представьте, что вы шли по улице и вдруг провалились в яму; представьте себе шок, пустоту внутри, глухое отчаяние… Все это The Neonai. Как красив был мир Lake of Tears – некий заповедник; такой скромный и чарующий северный пейзаж; сказка Андерсена, Боже!.. А теперь пусть зазвучит Down the Nile… Нет ничего необычного в этой песне, ничего страшного – если вы не знаете, что такое Lake of Tears. А мир Lake of Tears – это мир маленького мальчика, который вырос на добрых сказках и с детской верой пронес их в своей душе во взрослую жизнь. Да, это путь разочарований, путь страданий, бесспорно. Но Даниель находил в себе силы идти по нему. И вот – The Neonai, и вот – Down the Nile. Это инферно, вторгшееся в парадиз, это законы жизни, ломавшие и сломавшие, наконец, дух человека. Это ядовитый ветер, несущий горе и смерть. Чумное дыхание знойного Нила, напоенное гнилостной заразой. А после… После этого морального крушения вдруг появляется, как призрак почившей любви, композиция Upon the Highest Mountain с первого альбомам группы, и понимаешь – зло отступило, тьма рассеялась; Герда нашла в себе силы, чтобы встать и брести дальше – навстречу своему Каю, босыми ногами по ледяному снегу… Все в порядке, пилигрим продолжает свое странствие к самой высокой горе… Но нет. Светлые аккорды оборвал похоронный марш. Друг за другом в нем всплыли, как головки тонущих детей, обрывки песен из всех предыдущих альбомов группы – показались последний раз, чтобы исчезнуть навеки… Но ведь это жизнь. Герда не нашла Кая, кусочек льда не вытек со слезами; Герда умерла, замерзла в снегу, и ворон выклевал ей глаза. У мальчика отобрали его сказки, а больше у него ничего и не было… Вот такой веселый трек напоследок.
  
Что же произошло? Как признался сам Бреннар, группа подписала с лейблом контракт на 5(!) альбомов. Это, несомненно, было ошибкой молодости. Ведь каждый альбом вынашивался словно дитя. Lake of Tears – не тот коллектив (читай – автор), что штампует диски с конвейерной скоростью и постоянством. Так вот, люди из того самого лейбла попросту наплевали на группу и совершенно ни в чем не помогали ей; более того, по словам Бреннара, была выпущена компиляция, сам факт существования которой, как и ее содержания для Lake of Tears явился полной неожиданностью. Вот вам и разгадка последнего трека, о котором какую только чушь ни писали. А над альбомом "The Neonai" работал в основном сам Бреннар, по сути, в одиночестве. Искренне сочувствую ему.
  
Впрочем, даже на нем есть одна, в таком старом духе Lake of Tears, в духе беззлобного, мечтательского противостояния, такое сильное нонконформистское начало – я имею в виду песню «Can die no more»:
 
Round and round, we stand the same old ground
So I’ve found that we can’t take them down
I can’t play these games, who are they for
I can die no more.

 

Автор: Александр Шабулдаев