Танцы минус : «Мы из Ленинграда» - как прежде и навсегда

Вот уже несколько лет «Танцы Минус» не давали больших сольных концертов в Северной Столице. Наконец, этот день настал! 26 октября, в «Зале ожидания» вечер прошел, как встреча двух любовников, одним из которых был Петкун, а вот его любимой женщиной – питерская публика. Оба героя успели до смертной печали истосковаться друг по другу.

Так и не успев докурить, солист вышел на сцену с первыми аккордами «Половинки», и, слегка откашлявшись, начал петь известный каждому в этом зале хит. Вот только звучал он вовсе не как 12 лет назад, а в абсолютно другой, грубой обработке. Один из самых лиричных синглов группа исполнила почти в альтернативе. Казалось, басист не щадил струн, и самый первый момент такого долгожданного свидания скорее ошарашил, нежели отозвался меланхолическими слезами. К слову, со звуком «Танцы минус» сейчас экспериментируют с лихвой и, надо сказать, на достаточно хорошем уровне. В новом исполнении многие хиты стали масштабнее и глубже прежнего. Вот только площадка для этого была выбрана на редкость неудачно. Катастрофически безграмотная работа звукорежиссера делала и без того достаточно жесткую аранжировку знакомых песен чудовищно резкой. Пару раз Петкун даже жестикулировал - просил отрегулировать басы, но делу это мало помогло. А посему вторая, еще в оригинале написанная в альтернативе «Ра-ру-ра» и вовсе прозвучала практически оглушающе. Да и с третьими по счету «Каплями дождя» произошло фактически то же самое. Правда, сквозь сокрушительные басы уже начала проскальзывать отдалённо напоминающая привычное исполнение лирика. И тут произошло что-то невероятное…

Фото: Юлия Рыбалкина

Глядя в глаза поклонников, которых Петкун все это время пытался поразить и так радостно возвестить о воссоединение с ними – солист увидел совсем не то, что ожидал. А именно, ту самую фразу, которая читается в глазах девушки, смутившейся от грубоватых шуток: «НЕ ТО!»... Тогда, Петкун озадаченно замер. Выражение неподдельной досады и огорчения, которое, как ни старался, солист так и не смог скрыть, держалось на его лице чуть меньше минуты. После чего он взял микрофон и начал петь так, как это умеет делать только он. И в две следующие «Там, за белой рекой» и «Диктофоны», Петкун, казалось, вложил всю свою искренность, скопившуюся в его необъятной душе за все 18 лет существования группы. «Как за твои ресницы хлопал, как за твои ладони брал... За стеклами квадратных окон, за твои куклы умирал» - зазвучали практически со слезами в горле, и совсем как тогда, в далеком 2001-м. Неподдельная откровенность до сих пор кровоточащих сердечных ран - и публика впервые за вечер распахнула свой влюблённый и чуть заплаканный взгляд. Солист по-настоящему оторопел, бегло бросив в перерыве между песнями только: «Я вас боюсь». Впрочем, на сцену поклонники уже несли белые розы.

 

Теперь это был настоящий Вячеслав Петкун, тот самый солист «Танцев минус», ставших легендой современной рок-культуры и неизменным кумиром поколения 90-х. Профессионализм певца поражал. Несмотря на абсолютно неправильно выстроенный звук, певцу удалось не просто вытянуть концерт, но и полностью оправдать ожидания зала. Как видно, не только искренность и глубина текстов сделали группу культовой, но и безукоризненное мастерство бессменного солиста. 

Пятым по счету стало одно из относительно новых творений группы - «Нна», отдающее легкостью и аутентичной загадочностью «города-сказки». Впрочем, певцу уже удалось всецело овладеть не только вниманием зала, но и в очередной раз достучаться до самых скрытых струн души каждого. В конце песни Петкун добавил: «Знаете, чем вы отличаетесь от любой другой публики? Неужели вы, правда, думаете, что вы такие, как все? Вы - опасные. Вы, суки, слушаете!». Произнесенная с нескрываемой теплотой фраза прозвучала сродни признанию в любви той самой публике в том самом городе, чьим символом и стало творчество группы. Далее следовали не менее лиричные «Бег» и «Разреши мне остаться с тобой» из творчества Цоя. 

К середине концерта музыканты как-то совладали со звучанием, и стало понятно - подача знакомых мотивов новым способом делает их еще более красочными и выразительными. Не менее эффектно прозвучали «Сердце болит» и «Бессердечность». Уже подуставший певец, выкладывался по полной. Откровением стала полная боли и разочарования «Ждать». В эмоциональном плане песня более чем содержательная, даже трудная, и Петкуну она далась не без воспоминаний, которые, казалось, вызовут у певца слезы. С больным в тот вечер горлом (хоть песня требует очень большой нагрузки на связки), под самые последние душераздирающие аккорды, Петкун безошибочно вывел своим шикарным тембром «Я не буду ждать… первого белого снега, первой упавшей звезды, первого проблеска света у чистой, прозрачной воды». Взяв последние ноты, он закурил. На финал группа приберегла самое дорогое, что таилось в самом сердце их творчества - нежную «Ю-ю», куплет которой в новой обработке было узнать достаточно трудно, но от этого песня не потеряла ни капли своей тонкости и изящности.


И наконец, практически легендарная «Из Ленинграда», которую публика узнала и подхватила с первых аккордов. Исповедальные строки - «Мы сочиняем и поем дурацкие песни» зал практически выхватывал из уст Петкуна. А потом была именно та композиция, которую публика ждала больше других, та, благодаря которой слушатели впервые узнали о бескрайней искренности коллектива – «Не меняй меня». Тонкий психологизм в сочетании с ранней мелодичностью группы сплетаются вместе, повествуют об отчаянном бессилии и не менее отчаянном желании все изменить: «Пусть даже если не прав я. Не стреляй в меня…».

«Меня постоянно спрашивают про какой именно город, я написал эту песню? И я не понимаю, разве здесь могут вопросы? Конечно, про Петербург». Впрочем, истинно питерская публика и так прекрасно знала, что «Танцы минус» оставят напоследок. «Город» исполняли все. После чего под несмолкаемые аплодисменты группа удалилась со сцены. А через пару минут вернулась для трех заключительных «на бис» и долгого прощания с той самой публикой, которая дороже всех на свете.

 

Аня Саяпина