Ноябрьская служба в Консерватории

Трудно переоценить вклад “чёрных” баптистских хоров в современную поп-музыку. Именно спиричуэлз в начале века был основой творчества для бедных чернокожих джазменов США. Именно госпел стал основой мега-популярной музыки соул, которая в свою очередь повлияла практически на все стили и жанры современной поп-музыки. И именно походы в церковь заменяли бедным афроамериканцам визиты к психологу, давали надежду. Кроме Мартина Лютера Кинга и прочих борцов за равноправие, именно солисты и просто члены хоров помогали в самые трудные времена своими голосами и песнями во славу Бога. Людей, не связанных с христианством, всегда привлекала именно музыкальная сторона госпел хоров. Ещё бы! Лучшие голоса, подпитанные к тому же экстатичностью субботних служб, грандиозная энергетика и прекрасные мелодии. Не хотелось бы называть всё это пресловутым словом “шоу”, но положение не даёт другого выхода. Именно такое шоу довелось повидать всем, посетившим Большой Зал Консерватории в один из прохладных ноябрьских вечеров.


А набралось этих самых посетителей в этот вечер столько, что мама не горюй. Особенно повезло, конечно, тем, кто приобрёл билет заранее. С этими жёлто-зелёными квиточками, кажется, проблема даже у спекулянтов. Изо всех сил различные личности вроде выпускников Консерватории особенно древних дат пытаются ухватить лишний билетик. Мол, обещали. Не хотелось бы попасть под объявления в расизме, но не отметить присутствие в большом количестве темнокожих граждан в зале может только тот, кто в этом зале не был. А в самом зале? Яблоку тут, конечно, есть где упасть, но вот свободное место оно себе вряд ли нашло бы. Даже на самых дальних точках помещения люди выглядывают из-за спин друг друга и втихаря из-за спины обругивают более проворливых. Сказать о том, что публика сегодня достаточно разнообразная, значит не сказать ничего. Но и останавливаться на этом тоже смысла не имеет. На сцене уже представляют героев.


Семь прекрасных дам, брат Лорен – дирижёр (единственный поющий мужчина), ударная установка и орган. И что тут ещё нужно? Мощнейшие голоса. Конечно, некоторые люди, привыкшие к технике “а-ля Консерватория”, воспринимают их как детскую игры, не профессионалов. Но, скажите, может ли непрофессионал так спеть (без микрофона), что у самых верхних рядов даже сердце замирает с открытым ртом. Звучит песня R. Kelly  “I Believe I Can Fly”. Во время её исполнения может показаться, что солистка действительно умеет летать. По крайней мере голос её летит. Облетает весь зал. И каждому шепчет на ухо какой-то кусок из песни. Хористы поют: “His name is Jesus!”, одна из сестёр выходит в зал. Берёт первую попавшуюся девушку с первых рядов и предлагает её спеть тоже. И она поёт (Слава Богу, это Консерватория). Стесняется, но поёт. Звучит “Higher Ground” Стиви Уандера. И странным это не кажется. Гарлемские хористы поют не только о Боге, но и о любви, и о жизни. Конечно же, куда без знаменитого госпела “Amazing Grace”? Гарлемцы снова выходят в зал, на этот раз все (кроме музыкантов, конечно). Тесный контакт с аудиторией. Конечно, того, что творится в гарлемских церквях по субботам, добиться трудно. Слишком уж зал большой. Но даже такой шаг завораживает. Хочется тоже спуститься туда. Встать рядом. Спеть какой-нибудь блюз.


Объявление в микрофон: “За последние несколько лет с нами случились два невероятно важных события, которые мы запомним на всю жизнь! Первое – встреча Рождества Христова 2005 с Папой Римским, а второе – наш визит в Москву!”. Безусловно, трудно на 100% поверить коллективу, выступавшему перед Нельсоном Манделой, Папой Римским Иоанном Павлом II, с группой «U2», Дайаной Росс и другими легендами. Но всё же и такой мелочи приятно. Остаётся совсем немного времени. И тут сбывается мечта, о которой написано в предыдущем абзаце. По традиции, хористы вызывают на сцену… Да, всех, кто захочет. Сначала скромно, а затем и большим потоком на сцену поднимается достаточное количество москвичей и гостей столицы. Звучит “Oh, happy day”. Кто-то радостно вскрикивает “О, да, я слышала эту песню в том фильме с Вупи Голдберг! Классная!”. Пусть хоть так. Окольными путями, но госпел-культура кое-как добирается и до российских слушателей. Всё больше рукоплесканий. Всё больше народу на сцене. Всё больше народу в зале подпевают, пусть даже несколько строк: “We’re gonna have a good time tonight!”.Воистину, лишь злопыхатели и ненавистники западной и “чёрной” культуры могут сказать, что вечер не прошёл для них великолепно.
Приходит время последней песни. И завершением концерта становится может и косвенно связанная с религией, но с человеком. “We are the world, we are the children!” – конечно, взявшись за руки. Композиция посвящена (кому бы вы думали?) Мартину Лютеру Кингу. Более чем достойный, хотя и немного затянутый, финал.
                                                              

Автор: Сергей aka Reggie