Маршем в Beirut

Бейрут, если кто плохо в школе учил географию, это  столица Ливана и один из крупнейших морских портов, многомиллионный финансовый центр Ближнего Востока.  Одновременно это и  псевдоним музыкального гения, «человека-оркестра», любителя балканских мелодий Зака Kондона (Zach Condon).

Выпустив два блистательных альбома – The Gulag Orkestar (2006) и вслед за ним The Flying Club Cup (2007) – Beirut мгновенно оказался среди любимцев критики и публики.  В новом году Зак Кондон сотоварищи возвращается с новой двойной пластинкой -  March of the Zapotec/Holland.

 
Первая часть релиза, March of the Zapotec, была записана Заком и участниками его команды во время путешествия по Мексике весной прошлого года. Во время работы над саундтреком к фильму о Мексике Beirut встретились с мексиканским похоронным оркестром - The Jimenez Band из окрестностей маленького городка Оаксака (Oaxaca).  Как отмечает сам Зак в своем интервью американскому порталу Pitchforkmedia.com, «это был довольно интересный опыт». Материал для March of the Zapotec получился «маршевый, в некотором роде. Песни более длинные. Ничего эпического и большого, это же не опера. Он очень пронзительный, с духовыми инструментами и повторяющимся, постоянным ритмом церковной музыки». Шесть треков, входящие в March of the Zapotec, являются своеобразным  эхом пластинок не только двух полновесных альбомов 2006 и 2007 года, но и  ЕР Elephant Gun, с  несомненным в них весьма ярким этническим компонентом. Название релиза, как довольно часто случалось у Beirut, напрямую отсылает к местности, оказавшей непосредственное влияние на Зака Кондона: запотеки (zapotec) – малоизученная цивилизация коренных индейцев в доколумбовой Америке, веривших, что они ведут свое происхождение от камней, деревьев и ягуаров. 

 
Вторая часть, содержащая новый материал, связана с   предыдущим проектом Зака Кондона – камерной электроникой Realpeople. Realpeople, по признанию Кондона – это скелет в шкафу, который теперь не стыдно вытащить и явить миру. Синти-поповый, домодельный Holland – своеобразная предыстория Beirut. «Музыка для близких друзей», песни, за которые могло быть стыдно, вместе с выпущенными ранее My Night With The Prostitute From Marseille и Venice,   составили костяк электронногоHolland.  Пять незамысловатых песенок,  которые вряд ли нашли бы себе поклонников среди слушателей Beirut, не будь на них фирменного кондоновского вокала и/или указания  исполнителя, теперь, возможно, сорвут аплодисменты на концертах, буде Beirut соберется их сыграть, в чем сам не уверен: довольно сложно перевести их в концертный формат.

 
Новый мини-альбом Beirut, составленный из разностилевых компонентов, из акустики и электроники, находящийся между Америкой и Европой, имеющий в арсенале песни как про плачущее испанское привидение (La Llorona), так и про ночь с «проституткой из Марселя» (My Night With the Prostitute from Marseille), сочетающий элементы балканского фолка, синти-попа 80-х, хауса 90-х, французского шансона,  замешанный на звуках похоронного ансамбля и простеньких мотивах из закромов родительского дома Зака Кондона, продолжает и сводит воедино две автономные до этого момента творческие ипостаси музыкального гения из Санта-Фе. Объединенные по принципу «а почему, собственно, нет?» March of the Zapotec и Holland, между тем, не высекают той искры, которая заставляла глупо и бессмысленно, естественно, от счастья, улыбаться при прослушивании предыдущих пластинок. Собранные  вместе, эти 11 треков являются итогом почти года творческих мук и, может быть, окажутся не вполне тем, чего мы ожидаем от Beirut.

 

 Виктор Демин