Культура питья от Tequilajazzz

Но меня здесь нет

Солнце смотрит доверчиво

На бессоницы след

Здесь искать больше нечего

Птицу незачем ждать

Улетит и останется

Постарайся понять,

Что мне с этим не справится...

 

Выступления группы Tequilajazzz в клубе Ikra в какой-то степени уже стали традиционными. Что ни сезон, так Ikra всегда приютит. И это не есть плохо. Почему? Традиция работать с одними и теми же людьми это, знаете ли, все-таки некая уверенность в завтрашнем дне для группы. Так как-то мне хочется думать. И если что, дорогу поклонники уже помнят, несмотря на некий процент в крови, все-таки долгие и упорные тренировки даже зайца могут научить танцевать. Но это я не права, погорячилась, поклонники у «Текилы» еще те буйволы-интеллектуалы. Так вот как-то все же думается. Но об этом позднее.

 

Должна сразу признаться, что была впервые на живом концерте «Текилы». Нет, лучше сказать по-другому: впервые слушала ребят вживую. О, так значительно лучше. Также впервые видела музыкантов достаточно близко. Можно сказать, на расстоянии полуметра. Да-да, не переживайте, я все еще позволяю другим до себя дотрагиваться, и уже имела возможность помыться. Баритон Евгения Федорова всегда у меня четко соотносился с самим его телосложением. Я представляла его рослым и достаточно высоким человеком. Но тут передо мной стоял худой мужчина, невысокого роста, такой незаметный, казалось бы, «свой» человек, который хоть и был одет в какую-то яркую (оранжевую вроде) одежку, но представлялся очень простым персонажем. Если вы про голову, то да, все пока без изменений, пока нагая, без единого напоминания о том, что на ней вообще-то растут у некоторых волосы. Только вот красные глаза, да, вглубь себя. И что-то в них питерское такое, прям аж защемило, вспомнилось, что давно не была я в Питере, дав-нень-ко. Так прям и повеяло исключительно питерским чем-то, чем-то из питерских кухонок…

 

Ну почему невысокий, худой, это еще разъяснимо. Федоров же любит велосипеды! Зря что ли «Скоро снова будет море, поезда, велосипеды…». А вот красные глаза, это, пожалуй, не ко мне. А с нагой головой тем более.

Билетов продано было по традиционному максимуму. Народу привалило соответствующе. Хотя вроде бы ничего нового-то «Текила» давно не представляет. Имеется ввиду не то, чтобы вообще ничего, нет, почему, частенько Женя Федоров стал играть новый материал. Просто полноценных альбомов группа уже не выпускала аж 5 лет скоро будет как. С 2002 года, как поднялась группа «Выше осени», а так до сих пор, не думаю, что подняться, скорее спуститься никак не получается, на землю. Речь идет не о Федорове, речь идет о группе «Tequilajazzz». Сам-то Федоров – неиссякаемый источник творений. Вот в 2005 году вышел альбом «Полубоги вина» от другого проекта Жени – «OPTIMYSTICA ORCHESTRA». Что там только и не услышишь – от тромбона до саксофона и виолончели. В 2004 году была написана музыка к спектаклю Романа Смирнова в «Театре Сатиры На Васильевском Острове» и до сих пор все это живет своей жизнью. Федоров сочиняет музыку к различным выставкам. Только вот «Текила» как остановилась на пятом альбоме, так и играется до сих пор старый материал по большому счету в клубах. Одно дело, если бы это уже не было востребовано, так нет же старые поклонники остаются верны любимой музыке, да все новые и новые слушатели находятся, приходят с радостью и приводят других. Не приедается, никто в сторону Федорова и камня не кинет, не возмущается, в основном. Как-то кто-то очень правильно сказал, Федорова скорее уважают, чем любят. Насчет любви я бы поспорила, у каждого она, как мы знаем, по-разному проявляется, но вот уважают, однозначно. Федоров для многих остается представителем питерского рок-н-ролла. Питерское в «Текиле», кстати, очень чувствуется. Даже порой сложно их слушать в Москве, словно что-то упускается в словах и образах. Питерского рок-н-ролла андеграундного, не побоюсь этого слова.

 

Хоть и случалось, случается, что Федоров иногда позволяет использовать свою музыку для сериалов сомнительного сорта, «пиарит» музыку, даже снимается, бывает, в сериалах (играл самого себя вроде в «Улицах разбитых фонарей»), но все же не становится его музыка «Текилы» популярной, не стирается смысл, не вызывает это отторжения. А потому что музыка так или иначе «текильная» не для всех, не принимается она большинством, хоть ты залейся ею. Умело нужно не только пить, но и музыку воспринимать. Должна быть определенная культура питья. Так только истинные ценители и проникаются.

Евгений Федоров абсолютно спокоен, сдержан, даже сух. Начинает с «Черной и белой»:

 

Писать стихи -                                  

Что лодку тащить на берег,

Ее засыплет песком,

Стихам никто не поверит,

В небе

Останутся кружиться

Только

Две одинокие птицы…

 

Зал спокоен, сосредоточен, внимательно всматривается в глаза Федорова, прищурившиеся от света прожекторов, тонкие пальцы, сдержанно перебирающие струны. Сзади в тени Костя Федоров (не брат, зато гитара, клавишные), с другой стороны Олег Баранов (гитара), а совсем за рубежом Александр «Дусер» Воронов. С каждой композицией тембр голоса меняется, насыщается энергетикой зала, резче слова, яснее смысл, взгляды смело пересекаются…

 

Узор каких обоев

Похмельным утром рядом где-то найду?

И, сразу убегая,

Чей номер запишу на скомканных полях,

Не допивая чая,

Пообещав: "Зайду на днях...",

Вы скажите, ветры, ветры лестниц…

 

Любители «Текилы» разных возрастов, но что их отличает, так эта то, что они не позволяют особо брызгать слюной во время концертов, все дело в уважении исполнителей. Нет, никто не стоит или сидит как истукан, боясь спугнуть настрой или вызвать укорительный взгляд кого-нибудь из музыкантов. Нет. При этом и не ловят словно последние слова комментарии Федорова к песням и долгожданное «спасибо». Здесь каждый понимает все, здесь не надо никому объяснять, зачем он пришел.

Не залпом, все сразу, по глотку.

 

Слева - берег, справа - ночь,

Под ногами - ворохи огня.

Дым не может мне помочь,

Он и сам зависит от меня.

Он зависит от того,

Сколько дней и для чего

Мы потратили на этот мост.

После долгого дождя

Нам осталось все,

Но кроме звезд…

 

И все сильнее, звук живее и сочнее. Еще по глотку.

 

Иногда кажется, что Федоров не с нами, где-то он далеко. То ли эта иллюзия отчужденности голоса, то ли это взгляд в себя. Даже за массой движений порой что-то скрывается. Недосказанность. Образов, понятий. В этом особенность музыки Tequilajazzz. если посмотреть на тексты Федорова, то это вообще порой кажется трип какой-то. Не в примитивном смысле. Образы не круглые, обхватываемые, а растекающиеся, смазанные, ускользающие при всей

 

И вот тогда бы взять -

И изломать карандаш

Об отутюженный день,

И утро, вечер, и пляж

На месте сада камней -

Туда расставить слова,

Укрыть неловкую суть,

Упрятать лань ото льва.

Еще одна деталь:

Налить вина на весы

И сделать басом февраль,

А ритм-боксом - часы,

Найти достойный бекар

На каждый первый бемоль

И не учить избитую роль,

Забыть от почты пароль...

 

Ночь и день, смерть и жизнь, поэт и толпа, социальные темы и вино… Мало любви, той, о которой нам обычно разглагольствуют. Она другая:

 

Все просто и мило,

И памятник зря не ставится,

Ты тихо решила

Туда без меня отправиться -

Последним трамваем,

На ту, за углом, планету,

Ты чувствуешь маем,

Я чувствую поздним летом,

Где,

Между дождем и жаждою

Ждали уже однажды мы,

Жадные до неважного,

Влажные дни,

Что смыты дождями...

 

Последние строчки – звукопись: «однажды», «до неважного», «влажные», «дождями». Вкусопись, цветопись. И после этого кто-то говорит, что поэзии сейчас у нас нет, после серебряного века.

 

Ветрами с гор и медовыми винами кровь веселя

Лавой пластмассовой, пеплом бумажным засеяв поля

Пьяно смеясь, и ругаясь, и падая, злясь и блюя

Этой дорогой вдогонку закату уходит моя

А-в-и-а-ц-и-я и Ар-ти-лле-ри-я…

 

Уже чувствуешь улыбку Федорова, чувствуешь, доволен, драйв окончательно закружился в воздухе.

После концерта остается такое ощущение, что музыканты поработали на славу, все же поработали. Профессионально, хорошо выполнили свою работу. Так кажется, видимо, только критическому разуму. Поклонники довольны. Федоров не изменился, казалось бы. Русский рок жив. Все ПУТем. Да и что, собственно, критическому уму надо? «Текила» перерождается периодически в различные интересные проекты, идеи, она не стоит на месте, пишутся новые песни, тихо, пока может быть сухо, но не забывайте про культуру питья. Обычно после нескольких глотков все вырисовывается в ином цвете…

За что все-таки уважаешь группу Tequilajazzz, так это за то, что группа осталась самобытной, несмотря на огонь, воду и медные трубы. Начиная с альбома «Стреляли ?» в таком агрессивном варианте, ребята нашли свой стиль, свой мотив в «Выше осени». Да и кто сказал, что нужно выпускать альбомы? Выпуск альбома это еще ничего не значит. Что там выпускать, когда столько «прекрасных» звезд выпустит без тебя что-то на музыкальный рынок, даже как-то совестно бывает думать о такой пустой проблеме. Обычно альбом нужен тем, кто совсем держится на сопельках. А «Текила» все равно не выйдет из головы, не выветривается иногда даже после прошествии некоторых дней.

 

 

Автор: Елена Гуткина