Кит в Рио

Кит Джарретт снова с нами! Правда, для этого ему пришлось смотаться в Бразилию, чтобы записать один из своих лучших соло-концертов. Если бы Кит Джарретт умер после альбома  «Testament» (2009) все глупые люди бы только зааплодировали, ссылаясь на то, что этот мрачный и безумный альбом, закономерный итог его жизни. Они бы сказали, что многие гениальные художники предчувствовали свою смерть и воплотили ее грозную поступь в своих последних работах. Но Кит не дал дуракам молоть всякую чушь, издав в ноябре 2011 года альбом «RIO». И вы знаете, Кит не просто жив, он, в свои 66 бодр и горд, тем, что может играть круче всех на этой Земле.

Итак, что же произошло 9 апреля 2011 года в оперном театре Рио де Жанейро? Кит ворвался в уши аудитории безумным хаосом звуков. Будто сразу же он захотел сыграть все мысли, которые вдруг у него появились в голове. Захлебываясь звуками, наслаивая одно взрывное арпеджио на другое, насилуя басовые клавиши, Кит начал этот концерт. Но на втором же треке изменил вектор импровизаций на классический. А в третьем треке появляется то, что позволяет многим, в первую очередь ECM Records (лейбл, который издает Кита) говорить, что, дескать, вернулся добрый Джарретт (так он лучше продается: альбом по версии BillBoard.com уже три недели в 10-ке джаз чарта). Но это правда, лишь на треть. Пластинка несравненно более философская, чем добрая. Хотя если исходить из широкого значения слова доброта, то это, конечно же, характеризует все его творчество.


Кит Джарретт ассимилятор не только джаза, блюза и классики, но так же и рок-н-ролла, ритм-энд-блюза, соула, романтических мелодий, этники. Например, в 6-ом треке чувствуется испанский бой быков. Но Кит не идет на поводу у аборигенов, прекращая очевидные отсылки к этнической специфике. Его знаменитая стена звука не так ясно заметна в Рио. Даже более того, Джарретт как будто начинает ее стесняться и намеренно прерывает любое долгое ритмическое крещендо. Даже так называемое «пение» - мычащие звуки, которые издает Кит, в Рио почти отсутствует. И это неудивительно. Ведь на концерте в большинстве своем он импровизирует в классической манере. А когда он играет классику «пения» почти не возникает. Связано, ли это с тем, что во время исполнения его меньше захватывают эмоции или то, что он во время «блюзовых» вещей больше выкладывается – сложно сказать. Похоже, что сам Кит этого не знает.


В Рио отсутствует текучесть форм, которая свойственна, например, концерту в Карнеги Холле в 2005-м. Если Кит начал произведение в классическом стиле, то он его и закончит так же. Впрочем, Кит никогда не отличался Ахмад Джамалевским хаосом и динамизмом форм. Свою задачу Кит видит в другом. В том, чтобы погрузить слушателя в свой мир, посадить на свою волну, познакомить его с той атмосферой, где живет сам слушатель. Кит как то сказал, что «впитывает культуру места, в котором играет». И даже более того: он прислушивается к ритму жизни, постигает те иррациональные вибрации, которые ведут человека по жизни. В каждом месте свои вибрации. В Кёльнском концерте(1975), Кит ярок и динамичен, в Вене (1991)– образован и начитан, в Карнеги Холле (2005) – гениально парадоксален, в Париже и Лондоне (2008) мрачен и гневлив, в Рио же он умеренно весел и слегка безумен, но смотрит в будущее с надеждой мудреца. Тем не менее, Кит не перестает доставать из-за пазухи новые звучания, как это происходит в космическом 9-ом треке.

 
Вообще музыка Кита очень личная. Каждую ноту ты воспринимаешь на свой собственный счет. Он антисовременен и всегда актуален. Музыка Кита, это прикосновение к трансцендентному опыту, к богу внутри нас, к самым нежным чувствам, на какие только способен человек. Даже когда он играет печальную историю она не так печальна, когда ты смотришь на нее глазами Кита. Он скорее обесценивает эту эгоистическую печальность в угоду более высоким чувствам и мыслям. В этом-то и заключается глобальная мудрость Кита Джарретта. 

 

Андрей Феденев