Фестиваль хорошего вкуса

Сравнением хорошего джаза с хорошим вином уже никого не удивишь, тем более французского – прямые ассоциации. Совсем не удивительно, что символом фестиваля французского джаза стала Эйфелева башня, удивительно другое – само существование такого фестиваля в России, причем это событие происходит в Москве уже третий год подряд. И с каждым годом «французские музыкальные войска» идут вглубь и вширь, в этом году фестиваль не ограничился только стенами клуба Ikra в Москве, но и проник в Санкт-Петербуг, в Театр «Мюзик-Холл».

 

31 марта в клубе Ikra собрались те, кому интересна хорошая музыка или кто уже побывал на предыдущих фестивалях, в основе своей публика была молодая и ищущая чего-то интересного. Это не могло не радовать организаторов, ведь, по словам Доминика Жамбона, директора французского культурного центра, одна из главных задач фестиваля – популяризация джаза именно среди молодежи. Согласитесь, что, начиная или поддерживая разговор о французской музыке, обычно вспоминают и Эдит Пиаф, и Марей Матье, и Шарля Азнавура, а вот исполнителей «новой волны» молодежь знает плохо. Те же музыканты, которых пригласили участвовать в фестивале, широко известны в мире, жаль, только что в России - в узком кругу.

 

Но вернемся в клуб, публика уже собралась и мерно прохаживается по уютному и немного претенциозному залу клуба Ikra. Потягивая пиво или вино в последний мартовский день, гости оценивающе осматривают своих соседей на ближайшие 2 часа, все довольны друг другом, и концерт начинается. Приветственное слово берет Мария Семушкина, директор Арт-мании, и Доминик Жамбон, директора французского культурного центра. Рассказав насколько важен этот фестиваль для них, а также для Франции и России, они удаляются, оставив сцену во владение музыки.

Непонятно как, но на небольшой сцене Ikrы уместился великолепный белый рояль, контрабас и барабанная установка – все это для выступления коллектива Bojan Z.

 

Музыканты оказались на своих местах неожиданно и незаметно, также незаметно их музыка разлилась среди публики. Казалось, что и предыдущие 20 минут ожидания были наполнены этими терпкими звуками, и вино в бокалах женщин искрилось легкими клавишными, а официанты наливали пиво в кружки вместе с соло на контрабасе. А в это время рояль Божана Зульфикарпашича становился то розовым, то голубым, то лиловым - подсветка в Ikrе была очень кстати. Но, конечно, вниманием слушателей завладели музыкантам на сцене: Божан Зульфикарпашич (Bojan Zulfikarpasic) воцарился за фортепиано, Реми Виньоло (Remi Vignolo) виртуозно укращал контрабас, Ари Хоениг (Ariel Hoenig) властвовал над ударными. О последнем вообще надо сказать, что он поразил всех превосходным соло на барабанах, после которого публика едва могла выдохнуть восторженное «браво!».

 

Лидер коллектива, Божан Зульфикарпашич – босниец по происхождению, обладатель премии «Лучший джазовый музыкант Югославии». В 91-м Божан стал участником Azur Quartet легендарного контрабасиста Анри Тексье, затем играл с кларнетистом Мишелем Порталем. После десяти лет музыкальных экспериментов Зульфикарпашич, более известный, как Bojan Z, в 2001 году выпустил свой первый сольный фортепианный альбом «Solobsession ». Год спустя пианист стал кавалером Ордена Искусств и Литературы, а национальная джазовая академия Франции вручила ему приз Джанго Рейнхардта как лучшему музыканту года. В 2005-м Божан получил премию имени Ганса Колера European Jazz Preis. Когда же Божан взял в руки гитару, звук изменился - стал более глубоким, мягким, соло боснийца создавали интимную атмосферу, в которой было бы хорошо вести длинные разговоры в приятной компании за бокалом вина, вечером где-нибудь на окраинах Парижа…

 

Далеко уводят мечты о Франции, а на сцене тем временем появились Romane Trio. Их состав был «легким», без ударной секции:  Патрик Лекидкок (Patrick Leguidcoq) - акустическая гитара, Ришар Лекидкок (Richard Leguidcoq) - акустическая гитара, Жан-Мишель Шарбоннель (Jean-Michel Charbonnel) - контрабас. «Романе — самый тонкий, самый мелодичный и самый страстный из гитаристов планеты Джипси»,- писали о нем в «Le Monde».

 

Во второй части концерта была представлена не классическая джазовая музыка, а ее сплав с цыганскими корнями. Отцом цыганского джаза (Jazz manouche) считается гениальный самоучка Джанго Рейнхардт, привнёсший в музыку родного табора «совершенство формы и инструментальную точность» джаза. Гитарист Romane считается одним из самых ярких представителей этой европейской традиции в современной Франции. Он записал 14 альбомов, сотрудничал с Бобом Броцманом, Четом Эткинсом, Джеймсом Картером, Дидье Локвудом и Бабиком Рейнхардтом, сыном великого Джанго. Публика была покорена экспрессией этих трех мастеров своего дела, публика, уже не стесняясь, пританцовывала и прихлопывала в такт музыке. Здесь сплелись забытые, но близкие русскому уху цыганские мотивы и далекие, но желанные французские мелодии, можно сказать беспроигрышный вариант успеха.

 

Автор: Даша Поденок