Джейн Монхайт: гармония джазовых стандартов и человеческого счастья

Последние солнечные дни осени удивительным образом совпали с открытием джазового сезона в Москве. В конце сентября в Светлановском зале Дома Музыки состоялся концерт замечательной Джейн Монхайт с не менее замечательным биг-бэндом Игоря Бутмана. Джейн, как всегда, блистала и светилась, Игорь шутил и импровизировал, биг-бэнд радовал задором и новыми костюмами, поэтому публика пребывала в справедливом восторге. 

Фото: Владимир Коробицын 

А началось все еще за день до концерта, одним ясным осенним утром, на репетиционной базе Игоря Бутмана, расположенной в одном из уютных двориков Таганки. Именно там состоялась пресс-конференция с участием всемирно известной певицы, которая открыто и приветливо отвечала на незамысловатые вопросы журналистов. Джейн нравится Москва, она рада здесь выступать (это ее второй приезд, год назад она уже пела в Крокус Сити Холле). 

Первая песня концерта так и называлась - I Love Being Here With You и представляла собой не только символическую дань уважения зрителю, но и прекрасный образец исполнения известной джазовой мелодии в интересной аранжировке. Джейн любит петь стандарты, для нее это каждый раз вызов и новое испытание, и в этом кроется очень трепетное отношение к песне как таковой, особый взгляд на привычную тему, известную и вроде бы успевшую надоесть, свое видение того, что песня должна из себя представлять. На первый взгляд такой подход отдаленно может напомнить отношение к стандартам представителей новой музыки или фри-джаза: например, саксофонист Джо МакФи со своим Trio X любит переигрывать известные темы, зачастую трансформируя их до неузнаваемости. Джейн Монхайт тоже переосмысляет традиционные мелодии джаза, в некоторой степени даруя им новую жизнь, но для нее стандарт - это не просто тема, которую можно переделать, переиграть или перепеть, а человеческая история, которую можно и нужно рассказать по-своему, это классика из великого американского наследия, которую необходимо не только помнить и хранить, но и активно использовать и обновлять на благо следующих поколений. 

Ближе к концу первого отделения в паузе между аплодисментами и игрой музыкантов в зале послышался милый детский лепет, и Джейн моментально на него отреагировала: она вспомнила о своем маленьком сыне, который остался в США и по которому она сильно скучает, и следующую песню, его любимую, посвятила всем детишкам. То была невероятная Over The Rainbow, сказочная и иллюзорная, всегда разная, всегда детская и немного наивная, исполненная очень проникновенно, в красивой обработке для голоса с оркестром, и в тот момент казалось, что находишься не на джазовом концерте с его привычными атрибутами вроде респектабельной публики, бархатных кресел и буфета с вином и пирожными, а где-нибудь в лучшем мире, над радугой и облаками, где поют птицы, а небо такое синее и яркое, какое бывает только в самых волшебных снах.

Биг-бэнд тоже не отставал. Оркестрантам есть чем похвастаться и помимо упомянутых Игорем Бутманом новых костюмов и нового названия - Moscow State Jazz Orchestra. Коллектив в основном состоит из молодых ребят, которые играют с энтузиазмом и блеском в глазах. Трубы-тромбоны-саксофоны производят очень светлое впечатление, особенно когда исполняют золотой репертуар Бенни Гудмена в аранжировках пианиста и композитора Николая Левиновского. It must have been moonglow: еще до выхода на сцену Джейн Монхайт зрителей разогревают Гудменом, и загорается лунный свет, потому что это правильная музыка, которая спасет мир. На пресс-конференции Бутман высказал пожелание, чтобы джаза в Москве и в России было больше. Дело тут не в клубах, которые открыл Игорь Бутман, а в количестве концертов и выступлений и в пропаганде джазовой музыки, которая многим кажется закрытой и обособленной, хотя на самом-то деле нет музыки демократичнее и доступнее. Приятно чувствовать себя дома в родном клубе, признался Игорь, но и там нужен зритель, играть для пустого зала тоскливо и бессмысленно. Он рассказал и о том, как услышал Монхайт впервые, делился восторгом от встречи и заражал оптимизмом. 

На пресс-конференции журналистам также разрешили поприсутствовать на репетиции, что очень правильно, потому что видеть праздничную Джейн Монхайт с оркестром на большой сцене - это одно, а вот наблюдать, как они работают, как останавливаются, как обсуждают ноты, темп, звук - это совершенно иное. Любопытно видеть и слышать, как Джейн Монхайт начинает петь и буквально после каждой музыкальной фразы смотрит на своего мужа, который стоит у стены и тоже смотрит и слушает, и она будто спрашивает его совета, и все это происходит так естественно и безмолвно, почти на интуитивном уровне, что невольно восторгаешься таким уровнем взаимопонимания. А потом звучит деликатная Like A Lover, музыканты обсуждают, в каком темпе ее играть, и нет никаких сомнений в том, что это размеренная босса-нова, они несколько раз начинают ее заново, а на следующий день на концерте она звучит так органично, как будто и не было накануне никаких обсуждений и сложностей. 

В целом, решающим фактором, определившим настроение как пресс-конференции, так и концерта в Доме Музыки, была гармония, и гармония не только в традиционном музыкальном смысле, не только гармония джазовых стандартов Stardust или Lady Be Good, а гармония человеческая, духовная, женская, счастливой обладательницей которой является Джейн Монхайт, осветившая своим приездом Москву и открывшая новый джазовый сезон, который, надеюсь, будет таким же ярким и незабываемым.

 

 Лидия Панкратова