Приключения Keane в России

Жаловаться на то, что мировые звезды обходят Россию стороной, в последние годы стало как минимум нескромно. Влияет ли на это политический курс наших рулевых, прорыв экономической дамбы или просто модное течение, неизвестно. Однако радует, что все больше музыкантов под всеми флагами плывут прямо к нам, и самые смелые мечты поклонников сбываются наяву.

Так, в первые дни сентября Россию впервые посетила английская команда Keane, одна из самых известных на брит-поп сцене. Достаточно сказать, что в список «лучших британских альбомов всех времен», оформленный авторитетным журналом Q Magazine, попали аж два их диска – дебютный Hopes And Fears и вторая пластинка Under The Iron Sea. Сладкоголосые, румяные и заводные музыканты отыграли по концерту в Питере и Москве в рамках мирового турне в поддержку третьего альбома Perfect Symmetry.
 
Надо отметить, что и москвичам, и питерцам неописуемо повезло в том плане, что эту стадионную, в общем-то, группу, «запихнули» в сравнительно небольшие питерский ГлавClub и московский "Б1 Максимум", хотя мощной энергетики Keane хватало и на здоровый стадион 02 Arena в Лондоне. Так что в клубах, где заряды позитива просто отскакивали от стен, не осталось ни одного безучастного, не охваченного общим восторгом товарища.
 
Разница цен – а в Москве билет стоил почти в 4 раза дороже – сделала свое мокрое дело. Первые ряды ГлавClub’а превратились в настоящую сауну еще до выхода англичан. В Москве можно было даже во второй ряд пробиться без тяжких телесных повреждений.
 
После первой же песни на сцену полетели герберы (Москва) и хризантемы (Питер) – что, кажется, по-настоящему поразило солиста Тома Чаплина (Tom Chaplin). «Это единственная страна в мире, где нас приветствуют цветами!» - радостно признался он.
  
Ответом ему был радостный визг. Да, что и говорить, обаяние музыкантов играет в их популярности не последнюю роль, так что самыми многочисленными фанатами по-прежнему остаются романтичные девушки. Хотя на концертах были замечены и парни, и экспаты, и даже – на столичном перфомансе – вполне солидные мужчины с дамами.
 
Целых полтора часа пухлощекий, розовый и кудрявый, как вербный херувим, Том Чаплин носился по сцене, доводя зал до состояния экстаза. Вот что делает с человеком реабилитационная клиника! В Питере голосистый англичанин даже решил по наивности спуститься в зал – еле вырвался. Даже за вожделенную попу умудрилось схватиться несколько человек. В Москве Том подобных вольностей себе уже не позволял, зато долго и проникновенно смотрел в глаза девочкам из первых рядов (обошлось без жертв).
 
Порадовали и остальные участники коллектива. Их, кстати, оказалось на одного больше. 
В это турне Keane, всегда игравшие на своей «безгитарности», пригласили басиста Джесса Куина (Jesse Quin), который в день московского концерта отмечал свой день рождения. Стоило Тому Чаплину упомянуть об этом, на сцену тут же полетели всевозможные свертки и букеты. 

Остальные двое парней из исходного трио тоже, что называется, жгли. Двигались или, скорее, дрыгались они точь-в-точь, как в своих клипах – то есть не отпускало ощущение, что барабанщик Рич Хьюс (Richard Hughes) и клавишник Тим Райс-Оксли (Tim Rice-Oxley) скоро все-таки куда-нибудь свалятся.
  
Последний, как автор всех песен Keane, заслуживает, конечно, самых бурных оваций. Первые два альбома, нашпигованные хитами, россияне знали наизусть – что не могло не радовать Райс-Оксли. Он то и дело показывал залу большие пальцы и кивал. В третьем альбоме, несомненно, наименее успешном в истории группы, концентрация проходных песен возросла, причем они еще более унылые, чем «проходняк» с первых двух альбомов. Да и, признаться, грешит композитор одинаковыми ходами – малой секстой вверх (Bend And Break, Everybody’s Changing) или квинтой в ту же сторону (The Last Time, Somewhere Only We Know, Perfect Symmetry).
 
Но все эти недостатки с лихвой возмещаются количеством ударных и любимых народом песен, таких, как Nothing In My Way или Spiralling. Интересная штука – сложно назвать какую-то единственную песню, которая была бы визитной карточкой Keane. Кто-то больше всего ждал Is It Any Wonder, кто-то скандировал Crystall Ball, а вот у Тома Чаплина любимая песня из собственного репертуара вообще, как оказалось, You Don’t See Me.
 
- В Питере нас очень просили сыграть A Bad Dream, но мы этого не сделали, - сказал Чаплин в Москве. – А сейчас сыграем, специально для вас!
 
Уверена, что исполнение A Bad Dream состоялось во многом благодаря верным поклонникам Keane, которым, как и мне, посчастливилось ехать вместе с группой в Москву в одном поезде. Уж очень они об этом просили. 
 
Да, Keane путешествуют в российских поездах - а вы себе это представляли? Десятки голых пяток, ароматы плацкарта, густой храп – и музыканты, шествующие среди этого великолепия в вагон-ресторан. К чести поклонников надо сказать, что сразу никто на любимых артистов не набросился. Им дали выпить по пиву, по два, по четыре… Но потом тихие дорожные посиделки музыкантов прервал первый фан со словами: «Sorry, I can’t drink anymore…» И пошло-поехало. 
 
Сам тот факт, что Keane ехали с тобой в одном вагоне, вообще с трудом укладывается в голове. И это кажется еще более невероятным, когда вспоминаешь нежную, непринужденную, почти дружескую атмосферу, царившую там. То, как они терпеливо отвечали на самые разные вопросы, то, как выполняли заветные фанатские желания – чокнуться, дать себя поцеловать. Как пожимали руки фанатам, приехавшим из Харькова. Екатеринбурга, Находки: «Oh, it’s a f*ckung long way!». Как принимали подарки – флаги, вручную расписанные матрешки. Как искренне благодарили нас на чистейшем британском: «Thank you very much». То, какими они были простыми и добрыми в 4 часа утра. 
 
О, об этом поезде много было сказано и много будет сказано еще. Баловни судьбы, разделившие путешествие с музыкантами, взахлеб рассказывали об этом всей фан-тусовке. Недаром даже Том, который, в общем-то, с фанатами и не общался, а спал в своем СВ, не раз на концерте упомянул это путешествие, а под конец, в ответ на восторженные крики, заметил:
- Да… такое ощущение, что половина из вас ехала с нами ночью в этом поезде…
 
Шоу закончилось под несмолкаемые аплодисменты. Растроганный Чаплин пообещал, что это был «первый визит из многих-многих последующих».
- Тем более, вы же можете привести своих друзей, да? – с надеждой спросил он, наверно, мысленно примеряясь к «Олимпийскому».
 
После России группа отправилась за океан – в Канаду и Америку, оканчивать мировой тур, а оттуда – домой, в студию, записывать новый материал. Как сказал Тим Райс-Оксли, новые песни появятся уже к апрелю следующего года. Работоспособность этого товарища, который успел поработать и с Гвен Стефани (Gwen Stefani), и с Николь Шерзингер (Nicole Scherzinger), не заставляет нас сомневаться в его словах.

 

Анастасия Валеева