Chesterfield Art Pleasure Festival - фанк и реггей на последнем «хорошем» летнем фестивале

В то время как в подмосковных Сорочанах бушуют последние дни фестиваля Ethnoland, в Москве в качестве на территории парка на Мантулинской улице развернулось мини-этно-действо - фестиваль Art Pleasure Chesterfield. Правда, если на Ethnoland представляют своё творчество представители культур различных, то в парке “Красная Пресня” господствуют две культуры – фанк и реггей. И это становится заметно сразу же после входа на территорию фестиваля. Например, на“стене желаний”, куда всем желающим предлагали повесить бумажку, на которой будет написано желание (и оно, к тому же, должно сбыться), уже в начале фестиваля висит вырезанная из листов цветной бумаги надпись: “Legalize!”. В то время, как невнятное выступление МАО (Московский Освободительный Оркестр), представляющее собой смесь нудноватого рэпа и не менее нудноватой альтернативы, не привлекает большого количества слушателей, на малой сцене московскиеdancehall-ди-джеи крутят пластинки с записями всего лучшего, что только есть в dancehall-reggae-музыке. Уютно расположившись на диванах, пожёвывая фрукты и ягоды, публика ожидает главного действа, которое должно произойти на главной сцене. Тут и там мелькают то дрэды, то широкие штаны, то хипповые фенечки, то довольные лица обычных любителей музыки, по внешнему виду которых сразу и не скажешь, кого именно они хотят сегодня услышать. Может из-за того, что вход на фестиваль строго по паспортам (всё-таки спонсор – табачная компания), может из-за того, что алкоголь и этот фестиваль так же далеки друг от друга, как Ямайка от России, может просто из-за того, что на улице всё ещё лето – аншлагом фестиваль похвастаться не может. Нельзя сказать, что парк пуст, но и кассы с билетами явно пустыми не остались. В общем, нет толкучки, свойственной нашим рок-фестам, видно, что как минимум двое из троих присутствующих пришли специально, чтобы послушать тот или иной коллектив, а не просто пошататься в поисках обжиралова и дешёвого угара. Прогуливаясь по парку, нет шансов скрыться от девочек/мальчиков, предлагающих заполнить анкету, дабы получить жёлтый ободок на руку, дающий право поучаствовать в творческих мероприятиях, как то: слепить глиняный горшок под руководством мастера, поиграть на барабанах, разукрасить лицо и т.п. Тут же можно приобрести благовония, трубки, фенечки прочую звеняще-пищащую этно-атрубутику, и, конечно, диски и пластинки dancehall и reggae звёзд современности. В общем в любом случае “трезвое” занятие себе найти можно.

 

Наконец, на главной сцене начинается возня, из-за которой большинство народа сбегается туда. Это настраиваются питерские OpthymisticaOrchestra (на афишах и рекламах фестиваля почему-то вдруг ставшие Optimistic Orchestra). Музыка коллектива очень хорошо гармонирует с погодой и настроением. Мягкая босса-нова и тягучий вокал Евгения Фёдорова как саундтрек для хорошего дня. Задумчивый Сева Гаккель за виолончелью, опустив глаза куда-то на траву перед сценой, плавно водит смычком по струнам, духовая секция выдаёт знакомые мелодии, а Сергей Егоров (по совместительству – постоянный барабанщик Маркшейдер Кунст), ритмично трясущий тамбурин, пропускает моменты, где должен был подпевать в микрофон. Видно, что далеко не вся публика близко знакома с творчеством коллектива, хотя есть и такие, кто чётко, без запинки повторяет тексты песен, а кто-то и пританцовывает. “Это что, Фёдоров из Текиллыджаззз? Фууу…” – и такое бывает, на вкус и цвет, как говорится... Ещё одно преимущество фестиваля – музыкантам дано достаточно много времени на выступление, за которое Оптимисты успевают сыграть почти всю свою программу.

 

В то время, как Фёдоров и Co сворачиваются, убирают инструменты в чехлы, на hip-hop-сцене начинают своё выступление … И Друг Мой Грузовик (на афишах, правда, было указано старое название группы – Я и ДМГ), непонятно, каким боком относящиеся к хип-хопу. При всём драйве и исполнительском мастерстве коллектива, многие перемещаются обратно на dancehall. Большинство из этих “многих” явно предпочитают достаточно жестким украинским альтернативщикам мягкие диванчики, rub-a-dub и dancehall.

 

Но плотный бас и жёсткие ритмы “грузовиков” достаточно быстро заканчиваются, в то время как главная сцена готовится к сету любимцев московской и питерской публики – Маркшейдер Кунст. Питерские африканцы, усиленные Романом Парыгиным на трубе и Денисом Купцовым на перкуссии (только что отыгравшими с Оптимистикой), с места в карьер начинают своё афро-карибо-ска-фанк сумасшествие. И если предыдущие коллективы публика слушала в основном стоя, покачивая головами/ногами в такт ритму, то на предложение Сергея Ефременко, фронтмена Кунстов, подойти поближе к сцене, народ реагирует более чем одобрительно. Толпа начинает энергично покачиваться в такт ритму, танцевать “кто-как-умеет”, ну, и подпевать, конечно, благо тексты песен МК сложностью, запутанностью и давлением на мозговые отделы не отличается и соответственно легко заучиваются после нескольких прослушиваний. Однако, не всё так сладко. По прошествии нескольких треков, начинается то, чего боялись те, кто не пришёл в этот день и те, кто пришёл, но забыл дома зонтик. Легкий дождик, накрапывавший пред выступлением МК, во время их сета незаметно перетёк в нехилый ливень. Самые шустрые моментально побежали прятаться под ветви деревьев или под зонтики, по двое, по трое. Тем же, кому повезло меньше, пришлось отогреваться танцами по лужам, хотя, кто знает, может они и не хотели прятаться. Вскоре к танцующим стали присоединяться и остальные, кто понял бесполезность укрытия под зонтами (брызги-то летят, да, и лужи итак повсюду уж). К тому времени, как кончился дождь, танцоров, промокших, грязных, стало ещё больше. Да, и почему бы не станцевать “танец бабушки бомжа”, или, скажем, “танец святого Вита”, дождь кончился, а вместо него со из усилителей льётся такая прекрасная музыка. На противоположной стороне реки стоят любители хорошей музыки (благо сцена совсем недалеко и всё отлично слышно и даже иногда видно), не попавшие на концерт в силу пустых карманов или возрастного ценза, Е. “Аяяй” Фёдоров бродит около сцены с фотоаппаратом, народ танцует, дождь кончился – все довольны (ну, или почти довольны – скоро выступление хедлайнеров). МК заканчивают свой сет исполнением“Jamaica” в новой фанк-диско версии, в течение которой Ефр представляет музыкантов и предупреждает публику о том, что скоро на сцену выйдет Eek-A-Mouse иBernie Worrell.

 

Последним представлением на хип-хоп-сцене стало выступление японских битбоксеров Afra & Incredible Beatbox Band. Это трое японских парней в спорт-костюмах, выдающих голосами то, чего не могут сделать некоторые ди-джеи. Бас, скрэтчи, бит, иногда не в ноты, но достаточно бодро. Почему-то вспоминаютсяBeastie Boys (может из-за писклеватых голосов японцев?). Интересно, конечно, но почему-то минут через 10 после начала их “шоу” очень наскучивает. Пусть они и чемпионы, но для выступлений на больших площадках одного битбокса маловато. Им бы квартирники устраивать. Заканчивают своё выступление японцы техно-версией (хотя сами они это назвали дансхоллом) хита The White Stripes “Seven Nation Army”.

 

Так плавно, мы подходим к выступлению хедлайнеров. На главной сцене настраиваются чернокожие музыканты. По расписанию – Eek-A-Mouse. Правда, не все пришедшие знают звёзд в лицо и принимают их за группу Eek-A-Mouse. Ан, нет. Изменения в расписании. И на сцене – группа The Woo Warriors. Гитарист в гламурной розовой шапке (которого сначала приняли за Bernie Worrell'a, благо далеко не все знали, кто есть кто в этой группе),  барабанщик в напульснике с раста-триколором и бас-гитарист – толстенький лысый негр, басом (не, инструментом, а голосом) проверяющий микрофоны: “Check, one, two…one, two…”. Музыка коллектива бродит где-то в дебрях фанк-рока, а гитарист напоминает Джимми Хендрикса (если бы он не увлекался хиппи). Отличный соуловый вокал и ювелирная техника гитариста, слэп-бас, фанки-барабаны – вот он где грув-то. Во время одной из песен (вроде бы, второй по счёту) на сцену вылезает ещё один не менее гламурный чернокожий дяденька - блестящий фиолетовый костюм и шикарный (фиолетовый же) берет – на мгновение реггей-фанам кажется, что на сцену вышел воскресшийДесмонд Деккер. Но это не Деккер. Это и есть Bernie Worrel – культовая фигура за клавишными инструментами, работавший с Funkadelic, Talking Heads, AfrikaBambaataa, Black Uhuru, Public Image Limited, да, много с кем. Чуть пропев в микрофон, он встаёт за своё “царское” место – у клавишных. И показывает всё лучшее, на что способен. Иногда фанки, иногда психодел, но всегда великолепно, с душой. Затягивая песни длинными соло, парни доводят публику (ну, по крайней мере тех, кто пришёл на фанк) до экстаза. Где-то в толпе широко улыбается Сан из 5nizza, танцуют участники рэп-реггей трио DaBudz и другие известные и не известные широкой публике участники праздника.

 

Отыграв последний аккорд, фанк-герои вечера удаляются, напоследок барабанщик коллектива выдаёт свои благодарности публике в виде: “Moskva, spasibo-pozhaluista!”. И хотя публика скандирует “We want funk! We want funk!”, “на бис” сегодня не будет. Впереди, не кривя сердцем можно сказать, главная звезда вечера – Eek-A-Mouse. На сене потихоньку появляются музыканты его группы, покачивая дрэдлоками. На некоторое время возникают проблемы со звуком, один из работников сцены с непонимающим выражением смотрит то на перкуссиониста, то на звукорежиссёра, словно спрашивая: “Вась, да, как эта фигня работает-то?”.Наконец, всё в порядке. Бас-гитарист выдаёт в микрофон традиционное для современного раста-реггей: “Jaaaaaaaah, Raaastafari!”, и на сцене появляется он – хедлайнер, так сказать, звезда ямайского дансхолла и рабадаба – Eek-A-Mouse. Правда, на первый взгляд он больше походит на обычного чернокожего дедульку в немного нелепом наряде – майка в сеточку, лосины, футболка и кепка словно в цвета баскетбольной команды LA Lakers – жёлто-фиолетовые. Всё ставит на свои места его голос. Ик обладает почти уникальным стилем исполнения – эдакие монотонные напевы, не узнать его стиль невозможно. Словно гипнотизируя слушателей своими“Bam-bam-bi-di-bong-bong-bidi-deng-deng-dong…”, он повторяет свои куплеты, и поклонники его творчества повторяют вместе с ним. Сверху вниз смотрит он происходящее у сцены (и это не только из-за вышины сцены, сам он мягко говоря не малыш), медленно бродит взад-вперед, покачивая своими огромными ручищами. Вокруг него словно раста-медузы из “Shark Tale” (самое глупое сравнение, приходящее в голову автоматически) бродят басист и гитарист. Периодически Икспрашивает публику: “Are yuh feellin’ irie tonight? Doyuh smoke some ***** tonight?”, на что публика отвечает радостными: “Daaaa! Yeeees!”, кто как может. Немного монотонная ритмика, кому-то может показаться скучноватой, однако для истинных любителей реггей музыки такие хиты, как “Ganja Smuggling” или “Wa DoDem”проходят на ура. Внезапно на сцену вытаскивают некоторое количество дрэдастых подростков дабы станцевать под музыку Eek-A-Mouse, заводилой в этом танце становится басист Ика, а когда из танцующих на сцене остаются только девушки, он с удовольствием танцует с ними пошловатый рабадаб-танец. Девушки в восторге (они, кстати, не покидали сцену до конца выступления). Уходит со сцены Ик в середине песни со словами: “Bye-bye, Moscow! Beautiful Moscow! I gotta go!”,дав тем самым показать своё мастерство перкуссионисту, которого практически не было слышно на протяжении сета.

 

Итак, фестиваль закончился. Люди, кто грустный из-за того, что всё закончилось, кто-то с улыбкой на лице, переполненный эмоциями, кто-то жутко уставший, колонной направляются к выходу. Конечно, кто-то может говорить, что лучше Нашествия или Крыльев в России ничего быть не может. Однако, большинство присутствовавших на Art Pleasure Chesterfield смогут высказать большое количество аргументов, противоречащих этому мнению. И они же захотят сказать “спасибо” всем, причастным к организации этого маленького праздника в конце лета…

 

Автор: Сергей aka Reggie