Brazzaville: Welcome to… Moscow!

Группа Brazzaville и её лидер Дэвид Браун (David Brown) явно любят нашу страну: недаром их новый альбом“East L.A. Breeze” первым делом будет выпущен в России, а не в Европе, которая увидит пластинку только в конце лета.
 
- Почему вы выбрали именно Россию для презентации пластинки? – спрашиваю я Дэвида. Дэвид задумчиво морщит лоб.
- Ну… я просто хотел приехать сюда ещё раз! – и улыбается обезоруживающей улыбкой.
 
На свой концерт Дэвид приходит в том же виде, что и на пресс-конференцию: в линялой футболке, разношенных джинсах и тапочках. Сразу ясно, что этот мужчина чувствует себя в Москве как дома. Да и Москва принимает браззавильцев как родных: клуб Ikra, где 22-го июня состоялся их концерт, был заполнен посетителями под завязку, начиная от сцены и вплоть до самой барной стойки в конце зала. Когда музыканты поднимаются на сцену, их встречает гром аплодисментов и восторженные крики заждавшихся зрителей. Сразу понятно, что их действительно ждали с нетерпением. 
 
Бывают люди, которые буквально рассеивают вокруг себя флюиды положительной энергии, и Дэвид Браун относится именно к таким. Дэвид улыбчив, голубоглаз и фантастически обаятелен. Он искренне рад, что снова приехал в Россию, и с неподдельным восторгом и благодарностью реагирует на комплименты по поводу своих песен. Казалось бы, на первый взгляд нет ничего крышесносящего в мягкой гитарной музыке Brazzaville, мелодично-романтичной, напоминающей не столько рок или джаз, сколько лайт-блюз или шансон в лучшем значении этого слова. Но стоит Дэвиду подойти к микрофону, озорно улыбнуться и поприветствовать толпу – как всё кругом словно преображается, становится ярче, веселее и позитивнее.
 
Дэвид – выдумщик и импровизатор, он не может выйти на сцену и спокойно играть концерт. По его команде зал то дружно хлопает в ладоши с особым ритмом, то делится на две половины и с успехом заменяет бэк-вокал в песне “Mr. Suicide”, то светит экранами мобильников, то – опять же по идее Дэвида – все достают из карманов ключи и начинают звенеть ими в такт музыке. Дэвид смеётся и обещает, что это последний раз, «дальше вы будете просто стоять и слушать!», но каждый раз выдумывает что-нибудь новое. И даже если не все сто процентов собравшихся в зале понимают английский, такое впечатление, что языковой барьер отсутствует напрочь, потому что у артиста с поклонниками полное взаимопонимание. Язык музыки универсален, он объединяет всех, и неважно, откуда ты родом: из Лос-Анджелеса, из Барселоны или из Москвы.
 
Песни Brazzaville поэтичны, полны светлой грусти и пробирают до глубины души. Особой популярностью пользуются “Foreign Disaster Days”, “Ugly Babylon” (сложно поверить, но это песня – о Москве) и, конечно, песня, ради которой на концерт Brazzaville пришла немалая часть всех собравшихся, - “Star Called Sun”, или знакомая всем и каждому цоевская «Звезда по имени Солнце». Не сосчитать, сколько наших рокеров уже пробовали записывать каверы на песни едва ли не единственного музыканта, по отношению к которому не стыдно употребить слово «культовый», – но сделать это на достойном уровне удалось единицам. Потому что до этого каждый старался подмять песни Цоя под себя, переделать их до неузнаваемости, чтобы хоть на три минуты, но занять на сцене его место. Пока не появился иностранец, который, казалось бы, не должен быть так хорошо знаком с нашей культурой, так тонко чувствовать настроение, - но он сочиняет на знакомую до боли мелодию свои собственные стихи – и получается красиво, романтично и пронзительно. За это Дэвиду и благодарна российская публика.
 
P.S. Знаете, какой припев звучит в «Звезде по имени Солнце» по версии Дэвида Брауна? “There’s one million stars for every little grain of sand down there”. Потому что на каждую песчинку приходится один миллион звёзд. И уже ради одной этой строчки стоило прийти в четверг на концерт, чтобы погрузиться в чудесный музыкальный мир под названием Brazzaville.
 

 

Автор: Юлия Скрипченко