Чувственная мелодрама Арно Деплешена. «Внебрачные связи»

Представленная вне основного конкурса на Каннском фестивале в параллельной секции «Каннские премьеры», новая работа Арно Деплешена «Внебрачные связи» представляет собой местами непростую, но весьма интригующую попытку найти кинематографическое соответствие литературному языку одному из самых провокативных (после «Болезни Портного») произведений лауреата Пулитцеровской премии Филипа Рота.

    Начиная со «Случая Портного» (1972), «Людского клейма» (2003) и ряда других названий, ускользнувших от нашей коллективной культурной памяти, американский романист и лауреат Пулитцеровской премии Филип Рот (Philip Milton Roth) до сих пор не имел особенно удачного послужного списка, когда дело доходило до экранизации его часто противоречивых романов. В большинстве случаев создатели фильма просто воссоздавали сцены из его романов, не улавливая отчетливый авторский язык, который попеременно очаровывал и приводил в ярость читателей, начиная с его первого большого успеха новеллы 1959 года «Прощай, Колумб» вплоть до его последней работы «Немезида» 2010 года. Отдавая должное последней экранизации Рота «Внебрачные связи», она действительно ближе к авторскому стилю изложения, чем большинство предшествующих экранизаций, однако раскрывается эта режиссерская удача в фильме, настолько безжизненном и инертном с драматической точки зрения, что, вероятно, лишь немногие зрители ее заметят или даже ей заинтересуются.

 

    Основанная на романе «Обман» 1990 года, новая экранизация писателя «Внебрачные связи» рассказывает о резком, развязном, но знаменитом американском писателе по имени Филип Рот (Дени Подалидес), переехавшим в Лондон, – несмотря на собственное убеждение, что город полностью населен антисемитами, – чтобы работать над новой книгой, хотя мы  – практически ни разу не видим, чтобы он писал. Потому что, в основном он занят дискуссиями со своей божественной, но несчастливой в браке безымянной английской любовницей (Леа Сейду). Эти разговоры – его писательский процесс. Его любовница – его муза. Встречаясь, герои занимаются сексом и ведут откровенные беседы о жизни, любви и изменах. Однако когда ее нет рядом, у Филиппа есть другие женщины, с которыми он может поговорить или придаться воспоминаниям: старинная, умирающая от рака, подруга, живущая в Америке, бывшая ученица, с которой у него когда-то был роман, и чешка, с которой он познакомился в бурные дни Пражской весны 1968 года. Ах да, и еще есть жена Рота, ревнующая и небезосновательно подозревающая мужа в изменах и даже имеющая основательные доказательства его измен – вот только можно ли в чем-то обвинить писателя? Ведь он – всего-навсего творческая натура, и может быть, все это лишь плод его безграничной фантазии? Потому что неясно, где граница между женщинами, которых он вообразил, и женщинами, которых помнит.

 

       «Внебрачные  связи»  поставил  знаменитый  французский  режиссер  Арно  Деплешен. О  своем желании экранизировать «Обман» режиссер говорил еще в 2016 году, но ему никак не удавалось к нему подступиться из-за непростой формы повествования и практически полного отсутствия драматургического развития действия. Так, принимая во внимание его очевидное восхищение творчеством Рота и тот факт, что в ряде фильмов Деплешена используются некоторые из тех же тематических концепций, такие как причудливая многослойность повествования, страсть к разговорным,  литературоцентричным историям –  может показаться, что это идеальное сочетание режиссера и материала, выбранного им для экранизации. Разговоры женатого писателя с замужней любовницей идеально вписались во вселенную Деплешена. Правда, от Филипа Рота в этой истории мало что осталось. Как вы помните, действие «Внебрачных связей» происходит в Лондоне, а два главных героя – американец и англичанка. Однако, несмотря на все это, фильм снят на французском языке и полностью сыгран французскими актерами, что неизбежно устраняет любые межкультурные взаимосвязи и конфликты между персонажами оригинальной истории и героями фильма. Если бы Деплешен и соавтор сценария Жюли Пейр просто сделали бы двух персонажей французами и рассмотрели бы высказывания Рота через другую культурную призму, это могло бы быть интересно. Так же как, если бы режиссер просто допустил эту погрешность, не привлекая к этому внимания, мы, зрители, могли бы просто принять это, подобно тому, как мы принимаем всех русских, внезапно заговоривших по-английски в «Охоте за «Красным Октябрем» Джона МакТирнана. Однако в этом фильме Рот и его любовница продолжают ссылаться на свою национальность, и это портит ощущение от фильма больше, чем что-либо еще.