В четырех стенах

Франция. 20 округ. Так называемая зона «ЗЭП». Дословно: это зона приоритетного образования, но на деле получается наоборот. Несмотря на государственные субсидии, которые получают школы в этом районе, здесь учится в основном дети эмигрантов и малообеспеченных родителей. В зоне «ЗЭП» и находится та самая школа, место действия фильма «Класс» («Entre les murs») Лорана Кантэ, который получил «Золотую Пальмовую Ветвь» на Каннском фестивале 2008 и был выдвинут на «Оскар». 

Перед нами ученики всего лишь восьмого класса (по французской системе - третьего класса «колледжа»), но эти, казалось бы, еще малые дети задают уже слишком много вопросов. Этот тот самый возраст, когда неважно, что ты говоришь на самом-то деле и чем интересуешься. Это возраст начальной стадии позиционирования своего пока еще неуклюжего, неловкого «я», когда главное – сказать или закричать, толкнуть или просто фыркнуть, выйти и заявить во всеуслышание. Эти дети тренируют свои голосовые связки, свою мимику, то защищаясь от несуществующих нападок, то глупо выпендриваясь. Ученики восьмого класса – далеко не самые умные дети в мире и им, по сути, нечего поведать этому миру. Они обычные, такие же дети, как в любой другой столичной школе. Но они уже бунтуют. Почему? Для них французский, которому их упорно и терпеливо обучает французский преподаватель Франсуа Бегодо, по книге которого и сняли этот фильм, – не первый язык. В этой школе учатся эмигранты – китайцы, малийцы… кого здесь только нет. Неудивительно, здесь, во Франции они чувствуют себя не в своей тарелке, хотя, стоит отдать им должное, ведут себя абсолютно наоборот – свободно, раскованно и бесстрашно. В чем и парадокс. Борьба с учителями и правилами школы связана у них не только с периодом самоутверждения, борьбой против навязанных старшими рамок, борьба – и фактор чуждости атмосферы, обстановки, языка. 

Толерантное отношение учителя к своим подопечным вызывает как минимум чувство зависти московского зрителя, привыкшего к строгому режиму российских школ. Вспоминая со скрипом на зубах указательные линейки, лупообразные очки своих школьных учителей, под личиной всезнания скрывающие неспособность вести диалог и находить контакт, с искривленной миной и штукатуркой на лице, требующих беспрекословного подчинения себе молодых отпрысков, становится не по себе.  


Никаких операторских трюков, никаких «красивостей». Небрежный стиль съемки задуман дабы показать важность не формы, а содержания, тоже довольно небрежно скачущего по сюжетной линии. Необходимо уловить мысль, характер каждого участника беседы, порой сильно разорванной и пунктирной. Разорванность, несовершенность, небрежность – все это отражение сегодняшнего состояния здоровья французского общества, да и не только французского. 

 

 

Елена Гуткина