«Серж Генсбур. Любовь хулигана»: Скучная история одной нескучной жизни

Что есть игра? На сцене и в жизни? По сути, интересный сам по себе ход. Вполне предсказуемый и естественный для одних и, возможно, неизбежный для других. Неважно, что вынуждает играть, кто, для чего, и где, в каком отрезке времени, важно талантливо сыграть. Французский шансонье, кинорежиссер, актер Серж Генсбур был из тех, кто талантливо сыграл свою жизнь: вызывающе-культурно.

Он сумел на своем веку попугать и удивить всех: своими скандальными связями с красивейшими женщинами (немного с Бриджит Бардо, побольше с Джейн Биркин) и мужчинами (Джо Далессандро), своими провокациями-играми с социальной системой (регги-"Марсельеза", жег 500-долларовые банкноты, говорят). Он был дерзок и в своем клипе "Lemon incest" ложился в одну постель с собственной дочерью Шарлоттой Генсбур, которая от папаши не отстала в пренебрежении ценностями и традициями (снялась в одном из самых на сегодня шокирующих фильмов "Антихристе" Ларса фон Триера). Генсбург был скептиком и ерничал и скабрезничал в своих песнях. Но всегда это делал эстетически победоносно, не повышая голоса, грациозно выбрасывая кисти рук.. 

 

Щетина, волосатая грудь, торчащая из небрежно наброшенной рубашки, застегнутой на пару пуговиц, рыбьи глаза навыкате, вечно пьяные и опьяняющие стоявших рядом женщин (тот час лежавших!), глаза, глядящие поверх всего и слегка презирающие все вокруг, сигарета, вечно околачивающаяся в пальцах рук, словно одиннадцатый, потерянный палец, которым музыкант никогда не играл..


Все это в сочетании с его музыкой, его голосом понравилось Франции, а потом и не только Франции. Он завоевал мир своими отнюдь не благочестивыми и гуманными текстами. Да и почва была плодородная: все уже ждали эпатажа, культурной революции.

 

В этом смысле название фильма французского режиссера Жоанна Сфар "Серж Генсбур. Любовь хулигана", неминуемые ассоциации с Сергеем Есениным и его "Исповедью хулигана", зарисовки из биографии эпатажного не творца, а скорее "вытворителя" окружающей среды, точны и засчитаны в пользу хулиганства, хулигана, но, к сожалению, не фильма.

 

Заявленный как фантазия фильм Сфара сделан довольно скучно. Фантазия то ли убога, то ли просто теряется на фоне хлесткого, бурлящего таланта героя фильма. Фильм заплатан штампами или заштампован заплатами, на которых эффектно и старательно вышито: "фантазия". В самом начале огромная голова с горбатым носоми торчащими ушами еще может как-то отвлечь внимание, но потом равнинность повествования весьма холмистой жизни Сержа заставляет желать скорого конца всей этой картинной "пустовщине".

 

И дело не в актерском составе. Он скоре спасает картину: и Эрик Элмоснино, сыгравший эту непростую творческую личность, вживается в образ, что потом напрочь забывается внешность самого Генсбура, и Летиция Каста в роли Бриджит Бардо по плану непосредственна и капризна, и Люси Гордон (Джейн Биркин) улыбчива и ребячлива. (Это была последняя роль Люси в полнометражном фильме, она повесилась в середине мая этого года в Париже.) 

 

Дело в том, что после фильма хочется взять книгу и почитать воспоминания о певце. Фильму как жанру не удалось выдержать эмоцию и глубоко копнуть в мир сердечных забот и страхов, терзаний непостоянного, амбициозного, но столь ранимого и хрупкого Генсбура.

 

Может, потому, что он слишком талантливо сыграл свою роль в жизни и так и хотел остаться в памяти потомков эдакой картинкой: маленьким еврейским мальчиком с русскими корнями, не желающего делать что-либо по приказу, по законам системы, так упорно желающего жить, жить по-взрослому, выбраться в свет,  где множество неотразимых женщин любовно смотрит на него, на его длинные нос и уши, проходящие рядом мужчины завидуют, а он лишь закуривает сигарету и говорит "Я, как сутенер, вывожу их (женщин) на публику и делаю это исключительно ради денег".. 

 

 

Мария Самсикова