«Новый свет» на экранах

В московский ограниченный прокат вышла итальянская картина «Новый свет». Это  работа сценариста и режиссера Эммануэле Криалезе, которая завоевала Серебряного льва на Венецианском фестивале  и другие европейские награды.

В московский ограниченный прокат вышла итальянская картина «Новый свет». Это  работа сценариста и режиссера Эммануэле Криалезе, которая завоевала Серебряного льва на Венецианском фестивале  и другие европейские награды.


Рецензируя и обсуждая картину, которая в Италии вышла еще в 2006 году, многие пытаются разобраться в гармоничности и законченности сюжета, четко или не четко прорисованы ли характеры персонажей, эксплуатируются ли в ленте традиционные наработки кинематографа и тому подобные пункты художественной и жанровой характеристики.


Но я, поскольку смотрела фильм на одном дыхании, хотела бы поделиться теми чувствами, эмоциональными впечатлениями, которые рождает этот фильм.


Это не экшн, здесь нет динамичного сюжета, но картина очень яркая, она засасывает, и зритель погружается в нее, проникается героями.

 

Они – бедная сицилийская семья: 37-летний вдовец Сальваторе Манкузо (Винченцо Амато), его двое сыновей и мать вроде бабки-повевалки. В начале ХХ века мифы о загадочном Новом Свете – Америке - рождают в голове простодушного романтика-крестьянина далекий мир, полный чудес: морковь там размером с лодку, на деревьях растут монеты, курица размером с полчеловека, а в реках течет молоко. Испросив у Бога одобрения поездки (Сальваторе с сыном приносят на священную гору по камню в зубах и дожидаются символического знака свыше), они пускаются в полное трудностей путешествие всей своей, надо сказать, непростой, с точки зрения деловой Америки, семьей. Мать героя прямо-таки олицетворяет собой Старый Свет, со своей мудростью, верой в Бога, но бескомпромиссный мир, замкнутый в себе. Младший сын Сальваторе считается немым, однако отец говорит, что он просто упрямый.


Итак, вся дружная семья, бросив дом и обменяв домашний скот на одежду и ботинки, отправляется в большое плавание на большом корабле.

 

Нельзя не рассказать об отличном кадре в фильме, когда масса людей, снятая высоко сверху, начинает разделяться на две части: одна остается на берегу, а вторая отдаляется от них на большом корабле, и полоска воды между людскими массами все шире. Эта антитеза отражает идею фильма – старое противопоставляется новому. Авторы ленты заставляют зрителя сопереживать героям из Старого света, когда их наивные, добрые, честные, простые сердца сталкиваются с бездушной, жестокой, бюрократической системой.


Герои проделали нелегкий путь на корабле (это ведь начало ХХ века, можете представить удобства 3-го класса), но испытания для них только начинаются при входе в «Золотые врата» (это буквальное название фильма). Поражает циничное решето пограничных служб, которое препятствует смешению американской нации с носителями низкого интеллекта, устраивая многочисленные проверки, а также сцены массового почти что бракосочетания, где итальянские девушки видят перед собой не 20-летних красавцев из переписки, а 40-летних толстых лгунов, которые теперь швыряют им цветы по протоколу, а несчастные  вынуждены терпеть и соглашаться, если хотят остаться в Америке.


Мелодраматическую линию в картине олицетворяет загадочная британка Лючи (Шарлотта Гензбур), которая откуда-то появляется в среде сицилийских бедняков и тоже ищет счастья в Америке. Она обращает внимание на искреннего и доброго Сальваторе, ведь ей нужен мужчина, который бы взял ее в жены на границе, иначе она не попадет в Новый Свет. Еще она служит неким медиатором между новым и старым мирами – она понимает менталитет и поведение и тех, и других. И, обо всем договорившись, они уже хоть и формальной, но семьей, вступают в новый мир – туманный и неизвестный.


Примечательно, что фильм на итальянском языке с субтитрами, герои разговаривают немного – это все значительно усиливает визуальный эффект: ярче панорамы сицилийских гор и полей, поражают многоэтажные пограничные казематы.


Тема переселенцев кажется такой далекой и забытой, ведь это было ровно 100 лет назад, но, если посмотреть вокруг, то сколько людей ищут лучшей жизни в далеких странах, где их совсем не ждут?

 

Как я уже говорила, в этой европейской картине Новый Свет противопоставляется Старому в пользу последнего. Однако если задуматься, то можно найти скрытый реверанс в пользу теперешней Америки: ведь сегодня в ее обществе есть потомки этих простых, добрых, и таких смелых людей, которые смогли бросить все, всю свою жизнь, уехать далеко за океан от своих семей для новой жизни. Это настоящие пассионарии, энергия которых может передаваться через поколения.

 

 

Иванна Боровец