Заставь меня танцевать

Если вы отправились слушать блюз, непременно попадаете на выступление короля, принцессы, героя или гиганта. 17 февраля в Московском Международном Доме Музыки состоялся концерт сразу двух звезд планетарного масштаба, настоящих корифеев американского блюза: Дюка Робилларда и Шугар Рей Норсия, которые в разное время играли в легендарной группе Roomful of Blues.

В международном блюзовом сообществе Roomful of Blues – фактически «Битлы». 40 лет они поднимали на ноги, взвинчивали и доводили до исступления публику по всему свету. За все время существования «Румфулов» в их состав входили 43 музыканта: менялись ударники, гитаристы, фронтмены, а дух оставался таким же. «Самая крепкая, самая жаркая, самая веселая группа в своем жанре», - писала о них San Francisco Examiner. «Roomful of Blues изобрели свою собственную, ни с чем не сравнимую смесь свинга, джампа и блюза... Это разновидность магии, приводящей в движение все части тела», - восхищалась Chicago Sun Times.

На заре своего существования, в 1967, Roomful of Blues играли жесткий и бескомпромиссный чикагский блюз. Тогда группа состояла из гитариста Дюка Робилларда и клавишника Эла Копли. Однако вскоре музыканты стали экспериментировать с быстрым свингующим блюзом, ритм-энд-блюзом и джазом 40-х и 50-х годов, а затем ввели в свой состав секцию духовых. Так началась история «румфуловской» блюзовой школы.

 

Дюк Робиллард появился на московской сцене в мешковатом сером костюме и с клюквенно-красной электрогитарой под мышкой. Выглядел он уставшим. Ударник и басист были одеты точно так же, и все вместе напоминали группу немолодых жизнерадостных бизнесменов, которые собрались в свободный вечер поиграть.

 

Кто они такие на самом деле, стало ясно с первыми аккордами. Звук у гитары Дюка оказался подстать ее цвету: сытный, густой, клюквенный. Сложные рифы выплескивались в партер, как живые красные ленты вперемешку с медной проволокой, и оплетали головы зрителей. Свингующие композиции развинчивали суставы, джазовые мощно прогревали легкие, проходя сквозь барабанные перепонки. Но когда после антракта на сцене возник Шугар Рей Норсия в баскском берете, музыкальная атмосфера стала куда гуще. «Sunday morning» в его исполнении заставила самых нетерпеливых вскочить с мест и начать танцевать среди кресел, выкрикивая: «Вы сидите! Почему вы все сидите?!» Губная гармоника Шугар Рея и рифы Робилларда подталкивали совершить что-нибудь безумное. Переведенное в тактильные ощущения, все это вместе напоминало бы прикосновение к бархату, или чувство, которое возникает, если сильно сжать в руках большой сочный фрукт.

 

40 лет спустя блюз «Румфуловской» школы все еще воспламеняет слушателей. Он заставляет беспокойно вертеться в кресле концертного зала и мечтать о Западном побережье, где вкуснейший из музыкальных стилей до горлышка заполняет клубы, раскачивает стены, приправлен очень крепким виски, и побуждает публику танцевать, не останавливаясь.

 

 

Наталия Киеня