Выдыхаем, вдыхаем - не синхрон

Удивительно насколько сильно предвкушали этот фестиваль и насколько он разочаровал или в лучшем случае дотянул до вымученного «ну да, неплохо»... С самого ВДОХ-входа начали оправдываться предчувствия пугающего несоответствия светлого яркого праздника тому пафосному гламуру клуба «Икра», в котором проходило сие действо.

Решившие ВДОХнуть спонтанно, были встречены гололедом гостеприимства: «Билетов нет!». Мне удалось просочиться только благодаря друзьям из Питера, чьими билетами я проникновенно доказывала свою нездешность. И билетик таки нашли! Что придало двусмысленное очарование фразе: «Понаехали тут..!»
 
Следующим удивлением было (простите за ход мыслей) цены в баре, где самым дешевым коньяком оказался Hennesy V.S.O.P., что, возможно, позволило некоторым выключиться к утру не от вина, а от естественной измотанности организма. Поняв, что догоняться предстоит исключительно музыкальным сопровождением, протискиваемся к сцене, где как раз миру является группа LЮК. Малая с двумя хвостиками и озорными чертями в глазах летает по сцене голосящей фурией, исполняя свое самое Lemon’ное и SEX’уальное. 
 
Вихрем закрученное начало полетело эхом отражаться в ритмах ска питерских команд. Вереница Шумовских открытий, если честно, прошла для меня как караван верблюдов – однотипно, затянуто, неразличимо. Единственное, что хоть как-то выделилось и запомнилось из новенького была реггей-группа «БроСаунд». Хотя по названию и облику солиста я была в ожидании doom-metal как самого легкого варианта их творчества. Ну и все лавры нелепости и маскарада в чистилище без боя взяла «Трипанга». Как показатель моей силы воли я выдержала целых полторы песни. Хотя это были скорее стихи с выражением под стук барабана: что-то про убитую жену от человека с лицом, вымазанным в зубной пасте.
 
Скоротала я это «буйство оригинальности» на 2-м этаже под ди-джейские вжик-вжик-вжигания, где помедитировав с полчаса, насчитала дюжину юношей с радужками в одеждах и столько же не к месту улыбающихся мне дам. Осененная такими наблюдениями и ретировавшись обратно наверх, я к счастью застала микрофон уже в руках изящной нимфы Нади Фокус. Рыжеволосая, в боа и перстнях на бархатных перчатках, с глубоким голосом и пленительными стихами она обворожила в зале все хмельное мужское население. 
 
А после, по панковски жестко и наотмашь всех встряхнул «Фруктовый кефир» (или как скаламбурил Шум, «Овощная простакваша»). «Мне разбили рожу, я валяюсь весь в крови...» – Алексей Бусурин закатывал истерики в образе прилежного гимназиста (белая рубашка, тонкий черный галстук и взорванное оперенье на макушке).
 
Последними, кто удерживал публику в максимальном количестве и эмоционально-горланящем подъеме, были, конечно, 5nizza. Зал надрывался так, что создавалось впечатление, будто Сан поет под фанеру, под фанеру фанатов. Его голос был слышан только на паре новых песен, которые, слава богу, еще не все выучили! «Все, чтоб об этом забыть» и «Карма», прозвучавшая неожиданно меланхолично, почти шепотом, тогда как первоначально она была в довольно надрывной обработке.  По словам Шума, организатора, ведущего и продюсера в одном лице, «Пятница» выступала на совершенно безвозмездной основе, да еще и Андрей приболел некстати, но продержался молодцом. 
 
По окончании «пятничного» выступления половина зрителей ломанулась в гардероб,  даже не пытаясь вызвать ребят на бис (чего кстати удостоились только «Кефиры»!), а остальные разбрелись кто по углам, кто  выжимать из себя последние алко-соки под транс ди-джеев. Добивали оставшийся десяток утомленных слушателей «Мертвых груш», которые вызвали любопытство только из-за упоминания их в одной песне «...И друг Мой Грузовик».  
 
И так и осталось для меня космической загадкой, почему Шум расставил команды по воле случайного жребия, поместив, например, прекрасную фанковую «Miss is big» только на полшестого утра? И как ему удалось разорваться на всех, но так и не подготовить к фестивалю собственный проект «W.К.?», без которого ВДОХ просто немыслим.  Омрачило музыкальные предвкушения и отсутствие «Los Caparos», не вырвавшихся из родного Израиля. Да и сама идея фестиваля на всю ночь, показавшейся сперва такой необычно свежей, оказалось изматывающей центрифугой, когда все крутится-вертится и воспринимается на полупьяном автопилоте. А потому жаль не только зрителей, которые уже после полуночи с трудом делали конвульсивные ВДОХи, но и группы, которым досталась роль убаюкивать под утро атрофированные уши утомленной молодежи.

 

 Мария Мосная