Рок против Демонов

Устроители однодневного рок-мистического фестиваля «Пентаграмма Б», недавно прошедшего в московском клубе «План Б», думали не только о музыке. Они думали о наших душах. И верили в то, что творчество – это не просто творчество, а сила, способная разогнать тьму и если и не победить навсегда, то хотя бы сильно озадачить нечисть, одолевающую нас извне и изнутри. Поэтому начертали на афише магический знак, символизирующий пять природных стихий: огонь, воду, землю, дерево, металл. Дополнительную надежду на успех вселяло неучтенное устроителями соседство: Театр Советской Армии, вместе с прилегающими улицами образующий в плане всё ту же пентаграмму. Догадаться, какую именно из стихий олицетворяет каждая из пяти групп, участвовавших в «Пентаграмме Б», зрителям предлагалось самостоятельно.
  
Фестиваль открыл проект композитора и вокалиста Александра Белоносова и поэта Дмитрия Романова «Время Альбиносов». «Альбиносы» – скорее театральная труппа, а не концертная группа. Белоносов, экс-клавишник «ДК», «Зодчих», «Дежа Вю» и «Ва-Банка», воплотил свою мечту о действе, в котором сочетались бы любимый им с юности арт-рок и драматическое искусство, в спектакле «Выдумывать Ветер…» - полноценной сценической постановке с многокрасочными спецэффектами. Составив специально для «Пентаграммы Б» программу на основе номеров из спектакля, «Альбиносы» решились на достаточно опасный эксперимент. Но клубная премьера показала, что без грима и декораций шоу все-таки остается шоу. Короткие и хлесткие строки зонгов вонзались в слух, арт-роковые переливы слух ласкали, а пластика и мимика главного шоумена Белоносова впечатлили бы публику, даже отключи вдруг коварные демоны звук.    Почти столь же зрелищным оказалось выступление «Команды Сталинград». Призвав зрителей после концерта предаться ее любимому занятию, то есть групповому сексу, Марина Сталинград исполнила несколько песен о поисках простого женского счастья. В них смешались несентиментальная блюзовая печаль и кураж брехтовской маркитантки. Агрессивная чувственность лирической героини адресовалась не только залу, но и микрофону, в дуэте с коим певица обстоятельно сымитировала любовный акт. Вторым после певицы лицом группы в этот вечер, несомненно, стал барабанщик, разразившийся длиннющим виртуозным соло, от которого чертям наверняка сделалось тошно – в полном соответствии с концепцией фестиваля.
Вокал Алены Репиной из пост-гранжевой «Модели Неба» не вызвал ассоциаций с Брехтом, но напомнил о Кейт Буш и Долорес О’Риордан.
  

Тяжелой артиллерией экзорцистского фронта были рэпкоровый «Крокодил Ганди» и балансирующий на грани рэпкора с ню-метал «Выход в Город». Музыканты «Крокодила Ганди» не всегда органично разбавляли брутальный «жесткач» мягкими мелодичными вставками, зато радовали интересными гитарными проигрышами и позитивной энергетикой.
 

Никаких знамений в весеннем небе над улицей Советской Армии, вроде бы, не наблюдалось. Но рокеры, во всяком случае, не осрамились ни перед той частью публики, которая слышала их впервые, ни перед злыми духами.
 

Автор: Анна Сусид