Океан Ельзи: «Ленин песен не писал. Он капустники писал…»

Они легко собирают десятитысячные залы и «поднимают» их со второй песни. Они знают, что такое экстаз и анабиоз. Они не носят спортивные костюмы, любят Шостаковича, Бетховена, футбол и девушек-скрипачек. Они знают, чем на самом деле занимался вождь мирового пролетариата, и понятия не имеют, что такое live journal.

 

Группа «Океан Ельзи»: эксклюзивное интервью для jamsession.ru, или «Артемий Троицкий говорит, что в России нет рок-н-ролла. Мы привозим его из соседней страны!».

 

( Святослав Вакарчук (вокал), Денис Глинин (ударные), Денис Дудко (бас-гитара), Петя Чернявский (гитара), Милош Елич (клавишные))

 

 Святослав Вакарчук: Вы из  газеты “Financial Times”?

 

-Нет, из «New York Post». И первый вопрос от “New York Post”:

 вы дали сольный концерт в самом оранжевом клубе Москвы – «Апельсине». Это случайность или нет?

Смех…

Святослав: В самом оранжевом? Я только сейчас об этом подумал.

Денис Глинин: Да, вот вы сказали, и только тогда мы задумались! :)

Святослав: Возможно, для организаторов  это было определяющим фактором, чтобы нас пригласить. Но мы об этом не знали. Понимаете, оранжевый цвет в Украине постепенно распыляется на все цвета радуги, а в России  он оранжевый уже очень долго. И вот он оранжевый, оранжевый… А мы уже и забыли.

 

- Больше никаких вопросов от«New York Post» ! Какая политика: в разгаре чемпионат мира по футболу!

Святослав: Точно! Вчера после концерта я смотрел последние 40 минут матча Польша-Эквадор. Очень, скажем так, как это по-русски?… was upset…

Денис Глинин: Расстроился

Святослав: Да, расстроился оттого,  что Польша проиграла.

Петя: А что расстраиваться-то?!

Святослав: Петя, но это все-таки наши братья-славяне.

Петя: Надо болеть за латиноамериканцев.

Святослав:  Петя у нас просто латиноамериканец, поэтому он за них болеет. А я за поляков болел. С такой логикой, как у Пети,  за Милоша не надо болеть вообще – за Сербию.

 

- Не деретесь между собой, когда футбол смотрите?

Святослав: Мы не все смотрим футбол. Но кто смотрит - тот дерется!

Денис Дудко:  А мы тоже деремся, когда они смотрят футбол.

 

- Ваши концерты - как футбольные матчи: на них можно увидеть людей самых разных национальностей. На концерте в «Апельсине» около меня стояли испанки и подпевали вам!

Святослав: Ах, жалко мы их не видели! А что они пели? “Be-sa-me, be-same mu-cho” (вокальное исполнение)

 

- Пели  ваши песни - на украинском! А  в перерывах между песнями один грузин  кричал: «Пояснi! Пояснi!». Украинский язык какой-то магический. Песни на русском иностранцы не поют.

Петя: Почему, поют «Калинку-малинку».

 

 - Ну «Калинка-малинка» - это просто классика, так сказать «визитка» России, русской души. Из современного  не поют ничего.

Святослав: Есть много русских артистов, которых поют в Украине.

 

-Нет, я имею в виду зарубежье дальнее: Испанию, Францию, Германию.

Святослав: Ну что ж, очень приятно. Особенно когда речь идет об испанцах. Это все-таки предки Пети. Он же у нас латиноамериканец.

Денис Глинин: К нам даже несколько сербов приходят постоянно на концерты.

Святослав: Я даже знаю одного, который посещает ВСЕ наши концерты. Вот: Милош!

Милош: Давайте я отвечу на ваш вопрос о магии языка. Иногда я сам не до конца понимаю  тексты…

Святослав: Я не до конца понимаю, что он играет!

Милош: Есть такие прямолинейные тексты: я тебя люблю, ты меня покинула...

Слава: Вот таких текстов он не понимает.

Милош: Но есть тексты с определенной поэтикой. Чтобы их понимать, надо понимать очень хорошо язык. Вот я иногда не понимаю слова, но чувствую эмоцию. Думаю, эти испанки тоже чувствуют эмоцию.

Святослав: И не только испанки. И не только эмоцию.

В свое время я не знал, о чем поют «Beatles», но это не мешало мне их слушать!

 

- Да, славное было время. Романтика: сборища на кухнях, нищие рокеры, песни о нелегкой жизни.  Романтика и героизм.

Денис Глинин: Ну да, они правду пели. Они действительно сидели на кухне, и у них правда не было денег. Тогда это считалось естественным явлением. Тогда все сидели на кухнях, и ни у кого не было денег.

 

- Так о том же самом многие из них  поют и сегодня. Хотя времена нынче другие.

Святослав: А принципиально все у них поменялось в жизни? Я не знаю, я спрашиваю. Думаю, они наверняка продолжают сидеть на кухнях. Просто кухни стали итальянские.

Вообще мне кажется, что ошибка русского рока в том, что он слишком зациклен на общественном строе, на всем, что с этим связано. Вот Джон Леннон. Он, конечно, пел “Give Peace a Chance”или “Power to the People”, но если начнете говорить о группе “Beatles” или Джоне Ленноне, вы никогда не будете в первую очередь вспоминать песню “Give Peace a Chance”. Потому что Джон Леннон – человек, который написал в первую очередь другие песни. И через 100 лет будут помнить именно их. В России же всегда, особенно в 80-е, во главу угла ставилась задача помочь музыке свергнуть строй. Она свое дело сделала. Но…Музыка должна объединять поколения. Не может объединять поколения музыка, которая поется о переменах конца 80-х. Тинейджеры 2006-го этого не поймут

 Милош: Главное – мелодика, энергетика. Сегодня, например, уже не приходят в голову мысли о социальном направлении симфонии Бетховена.

Петя: Или Шостаковича. Хотя оно есть.

Милош: Просто сегодня это не имеет значения: человек слушает симфонию и наслаждается.

Святослав: Нужно делать музыку, которая не зависит от времени. Хочется, чтобы тебя понимали и те, кому 18, и те, кому 68. Именно тогда это музыка.  Недавно я встречался со студентами. У них представление о человеческих ценностях, о будущем немножко другое, чем даже у меня. Но нас объединяет музыка, некая общечеловеческая энергетика: страсть, переживания, любовь, секс. Это вечные ценности, которые не зависят от формы правления или религии в стране. Когда нужно будет  сказать что-то революционное, мы это скажем.

 

- Да, хороша ложка к обеду. Время революций – время  революционных песен. Они просто не могут не появляться.

Милош: Абсолютно, ведь каждый артист находится под влиянием: влияет все – начиная от метро и Интернета, заканчивая событиями в мире и в стране.

Святослав: Метро на меня не влияет.

Милош: На меня очень сильно поначалу влияло.

 

-В метро ездите?

Петя: Да, я да.

Денис Дудко: Нет. У меня полгода назад началась болезнь...

Слава: У него началась Dolce Vita! Ты скажи правду. Ты стал пафосным жирным чуваком.

Денис Дудко: Да, наверно.

 

- По поводу влияний интернета. Как вы относитесь к такой штуке, как ЖЖ ?

Святослав: ЖЖ - это что?

Петя: ЖЖ - это live journal. У меня был ЖЖ, но я его довольно-таки быстро закрыл.

(Святослав и Милош удивленно переглядываются)

Милош: Есть известный дневник Анны Франк. Это девушка, которая сидела в концлагере и вела дневник. Но она это делала не для того, чтобы через 50 лет кто-то его читал, а для того, чтобы как-то облегчить себе жизнь.

Святослав: Посмотрите на Дусика. Зачем ему облегчать жизнь? У него и так Dolce Vita! Посмотрите на его футболку.

(На футболке – обнаженные музы Дусика. В количестве штук 20. Куда музыкант без источника вдохновения?!  P.S. На футболке Дениса Глинина – “Desire is Dangerous”)

Милош: А если писать, что я сегодня делал, для того, чтобы тысячи людей это прочли… Я уверен, что там пишут не все. А именно то, что должно сыграть. С точки зрения PR`a это правильно. А с моральной…

Петя: Я довольно быстро закрыл свой live journal, потому что мне не очень хочется ходить по улице с расстегнутой ширинкой. Если хочется писать, нужно писать книги.

Святослав: То есть твой live journal  был ширинкой?

Петя: Да, live journal смело можно переименовать в ширинка.ru :)

 

-М-да, вся жизнь – игра. А скорее соревнование. Как относитесь к музыкальным конкурсам? Лихо недавно Украина победила на «Евровидении».

Денис Дудко: Если бы это был музыкальный конкурс, тогда он назывался бы «Еврослышание».

Милош: Смотрите. Музыка – это не спорт. Но соревноваться в музыке, к сожалению,  необходимо  для молодых начинающих групп, чтобы у них появлялись какие-то возможности. А в принципе, кто лучше, кто хуже – очень-очень-очень субъективный вопрос. То же самое «Евровидение» – это телевизионное шоу. Это большая телеаудитория. Это дорогая реклама. Вот и все. 

 

- А награды?  Это же приятно, черт побери! :) Что вам дарили?

Святослав: Нам когда-то за место в фестивале вручили 4 спортивных костюма. Рок-музыкантам – спортивные костюмы. Притом размер XXL. На меня – ну совсем никак.   Хотя важно, что тебя зовут и ценят,  а что уж тебе за это будет….

 

 - А какого цвета были костюмы?

Святослав: Красно-сине-белые

 

 - Как российский флаг?

Денис Глинин: Нет, сине-белые с красными штучками.

 

 - Кто-нибудь носил их, нет?

Святослав: Мы их продали. Нам тогда деньги нужны были. Если честно, один у нас украли. Два  мы продали. Один подарили. А недавно я умудрился продать свою красную шапку на аукционе за тысячу долларов.  И деньги отдали  детям в больницу.

 

- Вы занимаетесь благотворительностью?

Святослав: Да, мы много раз принимали участие в благотворительных концертах, перечисляли  деньги в интернаты для вич-инфицированных детей.

 

- А вы ездили к больным детям? Общались с ними?

Петя: Да, конечно, ездили и общались.

Святослав: Еще мы занимаемся адресной помощью. Например, помогаем слепым детям, которые хотят заниматься музыкой. Этот метод эффективнее: твоя конкретная помощь конкретному человеку. Хотя у акций есть другой плюс – это PR. PR в том смысле, что известные люди к этому приобщаются.

Милош: Обращают внимание на эту проблему.

Петя: Я зажигал в группе, которая называлась «День защиты детей».

 

- Петя, персональный вопрос. С кучей феничек на руке все понятно, обычно их дарят девушки! А что у тебя  на кисти руки, похожее на печать? Это татуировка? 

Святослав: Глупость какая-то. Да он и сам не знает.

Петя: Да, это просто татуировочка. Это откусанное яблоко.

 

 -Попорченный Нью-Йорк

Святослав: Это Нью-Йорк без Бруклина.

 

- Нью-Йорк без Бруклина – это не Нью-Йорк!

Святослав: Ну, если бы это был Нью-Йорк без Манхеттена, то дырка была бы посередине. 

 

 - Кстати, как прошли гастроли в Штатах?

Святослав: Мы выступали в Чикаго, в Нью-Йорке, в Торонто. Америка как Америка. Мне лично понравилось больше, чем я ожидал. Скажем так,  очень люблю рок-н-ролл, люблю Америку как родину рок-н-ролла, но я не склонен  быть фанатом американского образа жизни. Поэтому ехал туда с несколько таким скептическим настроем. Но мне очень понравилось.  Я там был последний раз 15 лет назад, еще школьником – ездил  по обмену.

Денис Дудко: По обмену шпионами..

Святослав: И тогда у меня с одной стороны был восторг от увиденного, но очень напрягала атмосфера.  А сейчас все было нормально. Мы попали в атмосферу «ненастоящую» американскую. Мы попали в атмосферу, где много рок-н-ролла, где много людей, живущих теми же ценностями, что и мы. И мы не видели той Америки, о которой пишут карикатуры.

 

- Есть такое выражение: чтобы были звезды, нужно создать небо. На Украине есть такое небо? Что происходит с украинским шоу-бизнесом?

Святослав: Шоу-бизнес не будет развиваться нигде до тех пор, пока будет назад тянуть прошлое. Во всех отношениях.

Петя: Ты знаешь, кто такой Лев Валерьяныч Лещенко?

Святослав: Нет, а кто это?

Петя: «Этот день победы» (вокальное исполнение)

Святослав: А, это со смешной черной стрижкой?

Петя: Нет, это Кобзон.

Святослав:  Что хочу сказать по поводу шоу-бизнеса. Слава Богу, и я надеюсь, что  у нас не будет появляться…

Милош: Слава Богу, что я надеюсь?

Святослав:  Нет, Слава Богу, запятая, и я надеюсь, что у нас не будет появляться фабрик в таком количестве. Нет, ну они будут, но они будут делать сахар, цемент…

Милош: Или фабрика звезд, которая выпускает шоколад… в форме звезд

Слава: Нет, фабрика, которая выпускает вьетнамскую звездочку!

 

- А на кого стоит равняться? На какую страну в плане развития бизнеса, шоу-бизнеса?

Милош: Зачем равняться? Ни на кого не надо равняться.

Святослав: Я предлагаю равняться на Китай. Причем не в музыке. Вот если будет в стране миллиард человек, вот тогда это будет хороший шоу-бизнес.

 

 -Слава, ваша харизма … она от мамы или от папы? Или приобретенная?

Святослав: Да, я приобрел. В Duty Free. А у меня и папа, и мама ничего. Мама у меня художник. Недавно у нее открылась первая большая персональная выставка. Я очень доволен и хочу помочь ей сделать в Киеве большой каталог. Папа у меня преподаватель в университете - очень известный в науке человек. Поэтому, наверное, не без того: семья повлияла. С другой стороны, я бы поставил тире между словами «харизма» и «непосредственность». Большинство людей, чем старше они становятся, тем больше фильтров они ставят на себя. А фильтры – они же все одинаковые. Покупаются все в одном и том же магазине.

 

- В Duty Free? 

Милош: Нет, эти в гастрономах покупаются.

Святослав: Такие только в гастрономах. И  чем больше у тебя фильтров, тем ординарнее ты становишься. А когда у тебя  этих фильтров нет – совсем другое дело.

 

- Перед тем  как выйти на сцену, ни от каких фильтров не избавляетесь?

Святослав: У нас есть фильтры низкочастотные и высокочастотные. Есть поп-фильтры.

Милош: Да, но это  не связано с поп-музыкой. Это связано со звуком «поп» - чтобы не было удара, щелчка.

 

- Что с вами творится на сцене?

Милош: Если вы спрашиваете о том, есть ли у нас катарсис, то да, есть.

 

- А бывает, что не прет?

Милош: Ну да, бывают же дни, когда что-то не получается. Но, слава Богу, мы команда, нас 5 человек. И если кого-то не прет,  это не обязательно отражается на качестве концерта.

Петя: Что касается меня, то за последние полгода я вообще не помню ни одного концерта…

Святослав: Петя не помнит вообще ни одного концерта.

Петя: Ни одного концерта, чтобы не было вот Этого состояния. Оно неизменно возникает, когда ты выходишь на сцену.  Иначе мы бы не были группой.

Святослав: Иногда катарсис переходит в экстаз, иногда катарсис переходит в реанимацию.

Петя: Иногда он, к сожалению,  переходит в анабиоз.  (Из медицинской энциклопедии: Анабиоз - временное состояние организма, при котором жизненные процессы замедлены до минимума и отсутствуют все видимые признаки жизни)

Милош: Но такого, слава Богу, почти не случается.

 

- А для кого не стали бы играть никогда?

Святослав: Ну, наверно, для людей с экстремальными политическими взглядами. Я не думаю, что мы бы играли для Ку-клукс-клана, для фашистов или террористов.

 

- Слава, где доводилось песни писать? Слышала, что одну написали на корабле, по дороге в Киев, другую – в парке монастыря.  А где еще?

Святослав: Вторую – это правда. На корабле вот не помню. А, это песню «Там, где нас нема» написали на корабле. Но только он не плыл никуда. Мы просто на нем жили.

Писать можно где угодно. Хоть в самолете. Хоть в ванной. Однажды я, помню, писал песню не где, а на чем. Я писал песню на спичечном коробке. Маленькими буквами писал слова.


- Виртуозно! Как Ленин – молоком.

Святослав: Ленин песен не писал. Он капустники писал.
Петя: Это был отличный  менеджер шоу-бизнеса!

 

- Вы все очень гармонично смотритесь на сцене. Хотя вместе относительно недавно.

Денис Дудко: Милош вот у нас  дирижер. Он постоянно дирижирует.

Святослав: Ему нужно чем-то занимать руки. А играть он не хочет.
Милош: Я просто всем даю пространство и возможность выразить свою музыкальную мысль.
Святослав: Это называется самый хитрый!

 

-Кстати, про дирижирование. Вы же с оркестром играли? Слава, вы даже были во фраке.

Святослав: Где я был?

 

 -Во фраке.
Святослав
: А, я думал «в Ираке». Есть такой анекдот. Встречаются две блондинки, одна спрашивает: Ирак или Иран? Вторая говорит: И так, и так можно. А в оркестрах я ничего не понимаю.


-А  после концерта вы  плакали…

Святослав: Ну да, я плакал, потому что ничего в оркестрах не понимаю.

 

- Как репетировали? Что творилось? Дурдом?

Святослав: Близко к этому. Мы и когда впятером репетируем – недалеко из этого заведения выходим. А тут представляете. В самой центральной палате присутствовали. Тогда еще в группе не было Дениса, Милоша и Пети. Я даже не представляю, если бы они были. Запомнились репетиции со скрипичной группой. Там были очень красивые девушки. Денис вряд ли смог бы  это выдержать.
Милош (задумчиво): Хотя красиво можно сделать песню и на одной гитаре.
Святослав: Экономия – супер.
Милош: Это экономия не в плане денег, а экономия в плане эмоциональной нагрузки. Иногда, конечно, эмоции требуют состав побольше. 
Святослав: Тогда можно взять еще одного человека – клавишника, например.
Милош: Заодно можно и вокалиста взять.
Святослав: А бас-гитарист, конечно, под вопросом. Без бас-гитары, как правило, можно обойтись.

 

- А без бубна уже никак, да?
 Петя:
 Нет, без бубна уже никак. Бубен и рок-музыка – это практически одно и то же.  

 

- Можно вообще обойтись бубнами!

Святослав: Да, можно сыграть произведение для квартета бубнов и вокала. Каждый бубен  - настроен на разный лад. Басовый бубен, обычный бубен, потом бубен, настроенный на квинту выше и пикколо-бубен!
Петя: Можно еще тамбуринчик добавить. По-моему, мы решили все технические проблемы sound-check`ов!..

 

***
Конец интервью – начало чисто мужского  разговора: вечером – очередной матч чемпионата мира по футболу!.. Еще 10 минут, и украинская пятерка во главе с Денисом Глининым, оседлавшим Петю, удаляется из лобби – бара гостиницы прочь… Эх, залетные!..
***

 

P.S. Уверена, что скоро, совсем скоро грянут 4 бубна и зазвучит магический голос Вакарчука.  Ведь такие парни слов на ветер не бросают. 

 

 

Автор: Ира Филиппова