«Небо Здесь»: Мы лишние на этом празднике жизни!

Презентации дисков – праздник для слушателя. Новые песни, хорошее настроение, известные люди, множество сюрпризов обеспечено. Все было именно так   25 октября, в столичном клубе Б2, когда группа «Небо Здесь» презентовала новый альбом «На моей волне».

В зале собралась масса интересных персонажей: девушки в сари, угощавшие зрителей сладостями, мои коллеги журналисты, бегавшие с фото- и видеокамерами по залу, пламенные фанаты, а также представители разных областей музыкального искусства. В этот вечер на сцене музыкантам  помогали танцоры, карлики компрачикосы и голуби. За спинами музыкантов практически беспрерывно шел видеоряд. А по залу летали снег в виде пены и мыльные пузыри.

 
А теперь, мои дорогие любители музыки группы «Небо Здесь», приготовьтесь, сейчас я вам открою один секрет. Я готова поделиться им с вами, поэтому слушайте внимательно. ОНИ ЛЮБЯТ ШОКОЛАД. Жаль, что я узнала об этом уже в конце интервью. После того, как я поделилась с ними шоколадными конфетами, на глазах эти взрослые серьезные мужчины превратились в «мягких и пушистых». И их можно было брать голыми руками. Итак читайте интервью с группой «Небо Здесь», это главное блюдо на сегодня.

 

Кто такие компрачикосы?
Игорь:
 Это врачи, которые в средние века уродовали маленьких детей на потеху публики.
Вадик: Средства Массовой Информации – вот кто такие компрачикосы. 
Игорь: Это такая аллегория современной системы ценностей, которая уродует людей с детства. Эти улыбки мы можем увидеть на обложках глянцевых журналов, из реклам, откуда угодно. Эти люди улыбаются для меня также уродливо и неестественно.

 

Что за видеоряд был на концерте?
Вадик
: Это были фильмы 50-60 годов всяких итальянских неореалистов

 

А по какому принципу вы их выбирали?
Вадик:
 Это режиссер, Cвета Кочерина, девушка совершенно из другой среды, выбирала по настроению. Она прослушала песни и посчитала, что это должно быть именно так. Идея была не нашей. Нашей идеей были только клипы, хиппи и «Война и мир» на песню «Смерти нет».

 

Вы играете тяжелую, серьезную музыку, а народ на концертах все равно веселиться, и даже, по-моему, счастлив.  Почему так?
Игорь:
 Счастье – это сложная, серьезная вещь. Счастье очень тяжело поддается... вот и все.

 

На альбоме «На моей волне» есть старые песни, что в них изменилось?
Игорь:
 У них появилась новая аранжировка. В некоторых песнях и слова немного меняются. Мы пытаемся подобрать ту аранжировку, которая соответствует нашим нынешним ощущениям песни. Иногда возникает ощущение, что песне не совсем хорошо в том виде, который мы ей придаем. И мы пытаемся более точно соответствовать духу самой песни, поэтому иногда мы меняем аранжировки.

 

В пресс-релизе нового альбома написано, что это итог вашей десятилетней работы. С какого момента начинать считать?
Игорь:
 Мы условно об этом говорим. Всю сознательную жизнь я занимаюсь музыкой. В этом составе мы играем примерно десять лет, поэтому называем эту цифру.

 

Почему вы решили изобразить на обложке альбома именно телевизор?
Вадик:
 Это не телевизор, это настроечная таблица.
Игорь: Это означает, что каждый сам отвечает за свою индивидуальную настройку, каждый человек сам настраивается на тот или иной канал. Он может включить первый канал, может второй, а может остаться на своей волне, что мы ему и предлагаем сделать в нашем альбоме.
Вадик: Чтобы они были не на общей волне, а на своей волне, чтобы они думали о том, что происходит, систематизировали все в своем сердцем, выбирали душой.

 

Какова стилистика альбома «На моей волне»?
Игорь:
 Это рок музыка в самом общем понимании, мы не пытаемся заточить этот альбом под какое-то узкое жанровое звучание.
Вадик: Здесь надо говорить не о стиле, а о песнях. Мы старались сделать, чтобы песни были именно песнями. Стилистика создана для того, чтобы было удобно продавать.

 

Слышала ваши песни по Нашему радио. Раньше вы были неформатными музыкантами для радиостанций. Что теперь музыка «Небо Здесь» стала форматной?
Вадик:
 Также и остались «не форматом». Я только что был на Нашем радио, большие проблемы с выходом наших песен в эфир. Группа не становится «форматом» или «не форматом», если ее начинают крутить или не крутить радиостанции. Это все условно.
Игорь: У нас нет цели быть форматными или неформатными, мы просто делаем песни и предлагаем их нашим слушателям, а все остальное рождается по средствам нашего взаимодействия со слушателями и с посредническими информационными структурами, такими, как радиостанции. Если они принимают, то хорошо, не принимают – ничего страшного.
Вадик: Это никак не влияет на наше творчество.

 

В одном из ваших интервью вы говорили о том, что не принадлежите ни к какой музыкальной нише. Спустя несколько положение изменилось?
Игорь
: Нет, как говорилось в «Двенадцати стульях»: «Мы чужие на этом празднике жизни».

 

Вы планируете новые клипы снимать?
Вадик:
 Да, у нас очень много идей по поводу низкобюджетных клипов. Будем снимать дешевые клипы, не будем на них тратить много денег. Но обязательно с какой-нибудь хорошей идеей.

 
А где размещать будете? В Интернете?
Вадик
: Сейчас, благо, появились молодежные каналы, которые с удовольствием их крутят.

 

Хотите сделать с кем-нибудь совместный проект?
Н.З.:
 Нет

 

Что вы слушаете?
Игорь
:Я ничего не слушаю, мы много играем и надо отдыхать.
Вадик: МР3-плеер в дороге, Alice in Chaince

 

Вы вчера вернулись из Санкт-Петербурга, куда ездили с презентацией. Как все прошло?
Вадик:
 Смешанные ощущения: концерт был хороший, публика принимала хорошо, а в организационном смысле было немного проблематично. Город у нас Питер – проблемный город, нам сложно построить отношения с ним. Но концерт хороший, очень хороший.

 

Куда дальше?
Вадик:
 Сейчас в Белоруссию поедем. Мы долго стремились попасть туда и вот, наконец, получилось. Организовать концерт в Белоруссии – это огромная проблема. Раза четыре он уже отменялся. И сейчас отменилось еще два, но парочка все-таки осталось. Надеемся, что все будет хорошо. 
(По последним данным ребята уже прибыли в Белоруссию, пожелаем им удачи).

 

Любите гастролировать?
Н.З.:
 Любим

 

Какой любимый город?
Вадик:
 Много хороших городов: и Красноярск, и Владивосток, и Чита, Калининград, Киев, Талин – красивый город.

 

А погулять успеваете? 
Игорь:
 Да успеваем, когда погода позволяет.

 

А люди вас всегда хорошо принимают?
Игорь:
 Нет, бывает, разворачиваются и уходят, бывает, что просто не приходят.

 

А вас на улице узнают?
Вадик:
 Бывает, что узнают.

 

И что просят автограф?
Вадик:
 Да, могут крикнуть просто, могут автограф попросить, руку пожать.

 

А как вы к этому относитесь? Вас звездная болезнь коснулась?
Игорь:
 Звездная болезнь у каждого человека есть. Это эгоцентризм, когда человек думает, что он такой крутой в зависимости от того, чем он занимается. Разумеется, и у нас есть этот недостаток. Вопрос в том, до какой степени, насколько это контролируется человеком. Но вряд ли нам судить об этом.

 

У вас есть сумасшедшие фанаты?
Игорь:
 Наверняка есть. Кто сейчас не сумасшедший?!

 

На сайте у вас в гостевой книге сидит персонаж под псевдонимом Гусли Давида, очень, уж, он, по-моему, не равнодушен к вашему творчеству. Вы узнали, что он все-таки хочет?
Вадик
: Он ничего особенного и не хочет. Приходит, оставляет пространные рассуждения, как говорится, занимается бумагомарательством. У него есть собеседники, которые более вменяемые, чем он, хотя они из одного круга, общаются между собой.
Игорь: Когда у нас был первый сайт, я там разыгрывал все время какие-то представления, целые пьесы под разными никами. И люди перестали туда ходить. 
Вадик: А какие у тебя были ники?
Игорь: Айболит 666, Реплика в сторону, еще какие-то…

 

А сейчас?
Игорь:
 Я не хожу туда, по той причине, что если я начну этим опять заниматься, то вряд ли кроме меня там кто-нибудь останется. Я писал вопросы и сам на них отвечал. Приходил человек с какой-то глупой точкой зрения, действительно глупой, и я при помощи какой-нибудь постановки пытался ему это объяснить, при этом, не называя его непосредственно дураком. Потом я подумал, что слишком много уходит сил на это и вряд ли имеет смысл продолжать. Тем более, что никто этого не оценил. Хотя, на мой взгляд, это было забавным.

 

Вы дружите вне концертов, вне репетиций?
Игорь:
 Нет

 

Правда?
Игорь:
 А зачем нам дружить, если мы итак постоянно вместе играем?! Нет потребности еще что-то делать.
Вадик: Это и есть дружба.
Игорь: Это немного больше, чем дружба.

 

Бывает же, что музыканты пересекаются только на работе, а вне ее совсем не общаются...
Игорь
: У нас это не работа, а образ жизни.

 

Кем вы в детстве хотели стать?
Игорь:
 Я сапером и летчиком.
Вадик:  А я хотел лечить детей от заикания. Был такой период, когда мне хотелось этим заниматься. Посмотрел одну передачу, она меня глубоко тронула.

 

А почему вы музыкантами стали?
Вадик:
 Во дворе ребята встречались, крутые говорили: «Я буду гитаристом», менее крутые: «Я буду барабанщиком», а самые лохи, такие как я говорили: «Я буду басистом». Но это на самом низком уровне. Мне дали бас-гитару в техникуме, сказали: «Играй!». Я на ней сыграл, потому что знал, где находятся ноты на акустике (выучил ради смеха). Оказалось, что тоже самое и на бас-гитаре.

 

А как вы встретились?
Вадик:
 Встретились на концерте в 95-ом году в клубе «Saxton». Я играл в одной группе, Тим – в группе Team Ocean (предыдущее название «Небо Здесь»). Тогда на концерте мы и пересеклись.

 

Персональный вопрос Тиму: Ты давно занимаешься музыкой?
Игорь
: Я в школе начал заниматься, в классе восьмом. У меня ощущение, что я всегда этим занимался, и нет ощущения, что я стал этим заниматься. Я сделал выбор в сторону музыки. Склонность к чему-то такому, мне кажется, была у меня и до рождения.

 

О чем мечтаете?
Игорь:
 Я мечтаю заработать побольше денег, чтобы не заниматься всякой ерундой, это надоело.

 

А ерунда -  это что?
Вадик:
 Когда ты приезжаешь в  город, начинаешь выяснять какие-то отношения с организаторами, совершенно глупого характера: где спать, что есть, где билеты обратные и вообще. Разные глупые вопросы. Бывают и журналисты задают глупые вопросы.

 

Я надеюсь, что не задала ни одного глупого вопроса?
Н.З.:
 Нет.

 

После интервью Игорь признался, что у него есть еще одна мечта – покончить с шоколадной зависимостью.

Любезный читатель, теперь ты уже знаешь о группе «Небо Здесь» практически все, за исключением, материала с нового альбома «На моей волне». Чтобы твоя информация была полноценной, я готова угостить тебя десертом (читать, жуя шоколад).

 

Альбом «На моей волне» вышел в свет 25 октября. Звук был сведен в городе Санкт-Петербурге на студии «Добролет». Чтобы записать альбом музыкантам потребовалось немало усилий, ведь на улице стояла небывалая жара. Но ребята справились с погодой, результат очевиден. На пластинку вошли 15 песен + 3 бонуса. Удивляет, что с таким большим количеством материала общее звучание диска составляет чуть более 43 минут. Все песни имеют свойство очень легко запоминаться, особенно это касается «Навсегда», «Невозможен». Смею предположить, причина в том, что музыканты повторяют слова припева несколько раз. Для тех же, кто не может запомнить, но очень хочет, на развороте обложке написаны все слова.

 

На пластинку, как уже было упомянуто выше, вошли песни из других альбомов «Небо Здесь»: «Не жилец» из «Мертвого сезона», «Твою тень» из «Небо Здесь», «Пустой звук» из альбома «Все или ничего». Отличие песен с альбома «На моей волне» в том, что они имеют новые аранжировки и новые слова («Твоя тень», «Пустой звук»). На мой взгляд новое звучание гораздо интереснее.

 

 Тем, кто хочет лирики, советую послушать «На моей волне», «Никто не поверил весне», «Дождись». Тем, кто жаждет драйва, надо включить песни на английском языке «Maid of  Pain», «Without Yourself».

 
Прослушав новый альбом «Небо Здесь» понимаешь, что главное, философски смотреть на вещи и всегда оставаться на свой волне.

 

 

 Нелли Мишнаевская