Настоящее человеческое счастье вместе с Шэйлой Джордан

Элла Фитцджеральд, Билли Холидэй, Нина Симонэ… А много ли вы знаете джазовых певиц? Скорее всего, у большинства из вас список обрывается на этих трёх именах. Но… Я всё же считаю, что в этот список заслуживает право быть внесённым ещё одно имя. И имя это – Шэйла Джордан.

 

“Некоронованная королева бибопа”, она заслужила это прозвище за свой великолепный слух, за красивый голос, за импровизационное мастерство. И хоть она не снискала славы вышеназванных повелительниц джаза, 9 июня в Ле-Клубе она получила достойную дозу почтения и рукоплесканий.

 

На первый взгляд, она мало чем отличается от большинства бабушек (а ведь ей 77) – простое платьице, добрая улыбка, но голос… Услышав её голос, может показаться, что на сцене какая-нибудь молодая красавица. Не надрывая связки, как современные r’n’b-девочки, Шэйла создаёт тёплую, почти домашнюю атмосферу доброты и любви, любви к джазу. А джаз она любит. И постоянно напоминает об этом – то между текстом, то напрямую говорит. И естественно Шэйла исполняет композиции гениев джаза (и не только), такие как “My Funny Valentine”, которая плавно вытекает из “Ballad For Miles” – нежной баллады, рассказывающей о том, что игра Майлза Дэвиса заставляет её сердце петь вместе с его трубой. И, естественно, она исполняет “Confirmation” – великолепную композицию Чарли Паркера, её кумира, за которым она в своё время следовала по пятам, лишь только, чтобы услышать звуки его саксофона. Перед исполнением произведения Леонида Бернштейна, она напоминает, что правильно его фамилия произносится: БернштАйн. “Посмотрите на рояль, что там написано ? Bernstein ? Так вот запомните: правильно – БернштАйн, а не БернштЕйн !”. Шэйла очень подробно рассказывает о каждой песне, что собирается спеть. Например, о “Dat Dere”, которую она посвящает своей маленькой дочери, но дочь-то уже выросла, а песня всё ещё жива и всё так же прекрасна.

 

И голос её заменяет целый оркестр. Ведь она выступает не с биг-бэндом Дюка Эллингтона и даже не с биг-бэндом Игоря Бутмана. Аккомпанирует ей трио Алекса Нахимовского, состоящее из рояля, контрабаса и ударных. И если для вас боп – это надутые щёки Диззи Гиллеспи или саксофон Колтрэйна, то Шэйла может заставить вас пересмотреть свои убеждения. Ведь голос – тоже колоссальный инструмент. И в скэте она могла бы посоревноваться с Луисом и Эллой. “Ду-уап” и ”Ду-дап” у неё выходят не хуже, чем у любого другого мастера голосовой импровизации. Да, и поимпровизировать она может не только с мелодией, но и с текстом (не хуже рэп-героев). Без малейшей нотки неуверенности она поёт о том, что её самолёт опоздал на 2 часа, и “Аэрофлот” обеспечил ей долгий полёт до Москвы, где, побывав не больше 5 минут в гостинице, не выспавшись, не пообедав (напевая последнее, ехидно косится в сторону пианиста – Алекса), она спешит в клуб, чтобы подарить столичной публике всё, что и она любит в джазе. И всем своим поведением Шэйла показывает, что она совершенно счастлива. И жалеет о том, что плохо училась в школе и не знает русского языка, иначе все бы без англо-русского разговорника могли бы понять, всё что она чувствует. И она смеётся. И спрашивает, как это будет звучать по-русски “смех”, и призывает всех смеяться вместе с ней. И спрашивает, как будет по-русски “wonderful”. “Prekrasno!” – кричит она в микрофон и улыбается. И каждый, кто находится в зале в этот момент, улыбается ей в ответ.

 

Обычная американская бабуля с великолепным голосом может поделиться своим счастьем с любым человеком, который слушает её песни.

“Мне 77 лет! Я всё ещё жива! Я в России! И я счастлива!”.

И как тут можно не поверить ей и не быть счастливым хотя бы в этот момент, в момент, когда она поёт…

 

 

Автор: Cергей aka Reggie 

Photo: Francis Wolff/Blue Note Records