Концерт Мадонны, который журналисты США назвали Spectacular

Перед тем как начала писать этот текст, решила залезть на сайт Мадонны и переслушать альбом. Нет! Это никак не связанно с музыкой – это надо видеть… Когда слушаешь ее песни дома, то такого представить невозможно! «Sorry» – это просто песня. «Times Goes Back» – это трек для радио «Энергия»...

В «Wachovia Center» на территории хоккейного поля выросла совершенно обычная сцена. 15000 зрителей, но есть и свободные места, хотя их немного. Дэби, девушка сидящая рядом, менеджер по распределению бездомных детей в крупной компании: «Отчаянно дорого, я даже не нашла никого, кто бы со мной захотел пойти». Я отдала за билет 168 долларов, даже для Америки это дорого.

 

В 20.30 погас свет, и зрители один за одним стали догадываться, что в шар, который подвешен под потолком должна пройти Мадонна. Все, не отрываясь, смотрели, но никто так и не прошел по сложной конструкции.

 

20.46 - грохот. Табун лошадей поскакал, и время остановилось. Вечность. Времени нет. Просто цифра в вечности на электронном табло, которое обычно показывает разгромные счета матчей NHL. Табун лошадей – это не моя метафора, а Мадонны. Все оказалось просто одним посылом, пасторским наставлением. Темная лошадка вырвалась из песка в пустыне. Рысаки танцевальной команды Мадонны поскакали по сцене, уздечки и гривы в костюме предусмотрены. То, как они изображали руками и головой лошадиную осанку, в моем российском ассоциативном ряду вызвало связь только с морским коньком, но вот шаг выдрессирован, наверное, с кнутом. Зеркальный шар в стиле диско опустился вниз на специальный пестик, раскрылся как цветок: публика задыхалась от рева, видя любимого жокея. «I came to show you love» –  в микрофон невыдающимся голосом прошептала Мадонна. Эта миссия ей по зубам, наверное, за этим она и опущена на землю. «Confessions Tour» готов причастить новую порцию американцев. Как разъяренный дрессировщик, Мадонна хлестала воздух под плюсовую фонограмму звука хлыста. Через минуту один из танцоров был оседлан ею. А на огромных экранах сзади видеоряд: Мадонна – раздетая по пояс с уздечкой на голове с лошадиной душой и повадками в клетке, а братья – черные лошади - на свободе. Какая же спина у Мадонны… Какие скачки, какой прыжок, какой шаг, а как она встает на дыбы – я бы на нее поставила! После кадров мышц спины Мадонны, у меня больше не возникло привычное чувство восхищения совершенным сложением лошадей.

 

Раздирая на треки и отдельные перформансы новый альбом, Мадонна разогнала хлыстом своих скакунов и осталась наедине с седлом, которое было насажено на шест с ручкой. Рисковая женщина на высоте 20 метров над уровнем зала играла в привычную для американцев игру «оседлай быка», внесла как всегда элементы эротики. С такими предметами как стул и шест она обращаться умеет. Эти свои коронные цирковые номера она показала и здесь.

 

Она умеет нечто большее – собрать команду, суперкоманду, такой нет ни у кого. Такой вообще нет. Один за другим танцоры били себя в грудь, рвали глотку во всеуслышанье, зная, что их вопля без микрофона не услышит никто, и выдавливали через большой экран свою жизнь по каплям. Капля первая: танцор слева с видеоисторией про трудного подростка и прописанными кровью по экрану словами «Я видел свет даже в темноте», в стиле брейк-данса выплеснул надежду. Капля вторая: девушка с темным прошлым, показанным через мгновения острой боли насилия и аборта, кровью «Сила жить есть даже в капле воды», телом выдала веру. Капля третья: чернокожий мальчик с оранжевым хаером стреляет себе в лоб на пиксельном экране, а на сцене кричит надписью: «Нет страха жить, нет страха умирать, дышать» – однозначно, спасет только любовь.

 

Там, где Мадонна может только спеть, они могут довести до слез. Песня «Get together» взяла все внимание в руки… То, как двигаются мальчики из ее crew в российских клипах можно сделать только компьютерными спецэффектами. Плечом к плечу сплетая руки в пожатиях, ощупываниях, прикосновениях, похлопывании по плечу, поглаживаниях… Меняя прикосновенье в секунду, переплетаясь из одного состояния в другое только руками, превращаясь в одно целое, в чувство близости. На экране так близко, так рядом ползали молекулы, собравшиеся в знаки всех мировых конфессий: звезда Давида, крест, месяц со звездой… Знаки плавали в мировом пространстве, так близко, едино, уступая вселенную друг другу. Как только они столкнулись – все рассыпалось – хаос.

 

На кресте, совершенно не «инкрустированном алмазами и хрусталем», как пишут в российской прессе, а в духе Диско с зеркальным отражением софит и публики, пришедшей поглазеть (вообще вспомните Гоголя выставившего зеркало на сцену), она пропела «Live to tell». Никогда не вызовет у меня ощущения насмешки над религией даже терновый венок на голове Мадонны. Разве народ не распял ее вдоль и поперек за ее долгую жизнь. Идол, которому поклоняются и за которым идут, причем поклоняются и идут также самоотверженно, как в церковь… Просто переведите жест Мадонны на язык параллельного мира – мира попсы. И смейтесь вместе с ней  или плачьте.

Бабушка Мадонна дала понять, что даже группе «Kiss» она может составить конкуренцию. В столь любимом ею костюме вороны и с бас-гитарой в руках она, вернее нет… не она, ее гитара проревела что-то невероятно тяжелое для почитателей Мадонны. Все, понятное дело, восхитились умением Мадонны перевоплощаться, но не отдали особого почтения музыке. Соседки по ряду заткнули уши.

 

Ну а дальше опять посыл, еще мощнее, чем с крестом. На большом экране сильные мира сего: в black list попали Черчилль, Арафат, Гитлер, почти все ныне действующие президенты, включая Путина… Им всем в лицо было спето «Sorry», спасибо, ваши истории оставьте себе. «Please don’t say forgive me». A Бушу в очередной раз было объявлено «FuCK you!» Так незаметно, кстати, объявлено, что не все в зале расслышали слов. В некоторых рядах перекрикивались «Did she said?». Чего не хотела слышать Мадонна от Них: объяснения, почему дети на соседнем, маленьком экране умирают от голода в Африке, почему тысячи людей сгорают в пожарах войны, почему на головы некоторых просто так утром падают уничтожающие водородные бомбы. Спасибо, в Ваших объяснениях не нуждаюсь: «The Audience is listened». Ну а после этого песня «American dream»: Я буду лучшей, потому что я воплощаю Американскую мечту…

 

Она представила своего друга из Намибии, спев лиричную песню под собственный гитарный аккомпанемент, – в этот раз гитара была акустической. А слова разделила со своим другом на два языка: тот, на котором говорят в Америке и тот, на котором говорят в Ираке. Под ветками Сакуры это дело было…

 

Когда она совсем устала, то прилегла отдохнуть и поведать историю о том, как именно в этом городе родился ее отец, как к его бабушке она приезжала летом, но не отдыхать, а работать: косить траву (газонокосилкой, конечно), убирать листья и красить ветхий дом. «Этот город вызывает у меня одно слово «Работа!» И вот я сегодня здесь и опять работаю». Зал ревел от восторга.

Этой публике положили в рот следующий сингл «Hung up». Слова «Time goes back so slowl» Мадонна хотела услышать с одной стороны, с другой и из передней части зала. Ежесекундно меняющийся темп концерта был полностью разрушен – зал в своем ритме ревел 5 слов. Чавкая их и захлебываясь звуком. Промоушен – мне кажется, именно так назвал этот пункт режиссер в расписание концерта. Танцоры в это время напоминали вертушку руками из клипа, тем, кто еще хотел танцевать, как Мадонна.

 

Нет, все-таки этот концерт останется у меня в светлой памяти. В белом костюме Мадонна напомнила свою Бониту, а потом еще через два удачных перфоманса улетела в космос, в шаре… «Did you confess?» – оставила вопрос.

 

Не дает ответа публика. На улице у Спортивного центра, рассекая толпу исповедовавшихся только что своему Богу, стояли афроамериканцы, растрясая футболками с Мадонной. «Купите!», – заглядывали они в глаза. Покупаешь, они достают новую откуда-то из пупка, приподнимая свою футболку. Вдруг они как падающие звезды понеслись вниз по улице. Охранники, защищающие интересы торговой марки Мадонна бежали отнимать права на бренд. Футболки сыпались, а круглые чернокожие бежали. Одного поймали и стали бить дубинками, чтобы не оказывал сопротивления: «Я 25 лет торгую этими футболками, и никто мне и слова не сказал! А… Стойте же!!!» А они все били. Видимо за веру…

 

Автор: Ева Габулова, Нью-Джерси, США

Фото: www.madonna.com