Дискотека по-цыгански или мелодии и ритмы кочевой эстрады

Что такое «цыганская музыка»? Бубны, гармони и неизменная «умца-умца». Никуда от стереотипов не денешься, сказал бы на моем месте какой-нибудь профессор социологии, изучающий общественное мнение по этой узкой теме. Ничего подобного! - ответила бы я. Еще как денешься, достаточно сходить на концерт Besh o droM.


Забудьте о вечном «ай-нэ-нэ», о той цыганской музыке, которую вы знали раньше. Но забудьте так, как забывают детсадовскую манную кашу: пусть сохранится размытое ощущение – вкусовых  же нюансов просто не должно остаться. А теперь сравните это со вкусом нормальной манной каши, на молоке и с маслом... Как? Между привычными нам мелодиями и ритмами кочевой эстрады и ансамблем Besh o droM разница примерно та же. Огромная!


На афише значилось: цыганский jazz-folk бэнд. Да, именно так: у цыган тоже есть джаз. Потому что цыгане – это не гадальные карты или страшноватый цирк, это – образ жизни и, главное, образ мыслей. Ну, обо всем по порядку.


Очень пафосный, но не лишенный своеобразного изящества Светлановский зал Московского Международного Дома Музыки. Публика – дамы с веерами и пышными прическами и длинноволосые мужчины, их взор вполне горящий, выражение лица – вполне трагичное. Соответствует обстановке «серьезного» (как тогда казалось) мероприятия.


Музыканты же своей легкой походкой разрушили всю торжественность ожидаемого концерта. Совсем молодые ребята в кедах, улыбчивые, какие-то совсем простые: таких легко представить режущимися в LINE-AGE или отрывающимися на рэйве. А вот вокалистка в начале, казалась, оперной дивой: статная дама в длинном платье... Но это было только первое ощущение, потому что как только она запела и улыбнулась, дама тут же превратилась в обаятельную веселую девочку, поющую будто бы частушки, но вполне способную и на тягучие восточные песни. Что и требовалось доказать: к третьей композиции Габриэлла Тинтер так завела зал, что на задних рядах взрослые вполне тетеньки, забыв про приличия и плюнув на статусы, вовсю отплясывали под руку с соседями.


Играли ребятки самый настоящий джаз! Да не простой, а действительно цыганский: не нужно забывать, что цыгане – народ кочевой, своя культура у них сформировалась под влиянием многих других, поэтому в первой же композиции саксофон выводил еврейские мотивчики, а тамтам издавал что-то явно африканское. И знаете, ни на минуту не мелькнуло сомнение, что все это играет именно цыганский ансамбль, даже когда зазвучала мелодия, напоминающая азербайджанский жанр музыки мугам. Правда, одинокой центральной линии, которая характеризует этот стиль, конечно, не было, однако голосовые извороты те же, что и в мусульманских песнях, да и мелодии вполне узнаваемы, хотя  и были представлены в вольной современной обработке.


Покорило мастерски выполненное крещендо: очень плавно в основную партию саксофона вступают гитара и второй саксофон, практически незаметно давление и громкость настолько возрастают, что в буквальном смысле захватывает дыхание!
Отдельный поклон перкуссионисту. Он играл не только на тамтаме, но и на... жестяном кувшине! Такой у венгров национальный музыкальный инструмент, а вы что думали? Положение обязывает: доход у цыган нестабильный, тут на всяких роялях особо не поиграешь, а душа просит музыки! Что же делать? Правильно – брать все что под руки попадется. Потому что и на кувшине можно сыграть так, как великим музыкантам и не снилось, был бы талант. А он был: зал аплодировал стоя. Адам Петтик нарушил все известные нам законы физики – человеческие руки просто не могут двигаться с такой скоростью! И играть при этом так самозабвенно, отрешенно и прекрасно – кланяемся в пол.


Еще один национальный венгерский инструмент – цимбалы. Во время партии Джозефа Чуркульи (на цимбалах, собственно) как-то невзначай вспомнилось, что цыгане – это не только гадалки и обманщики из мультика про Бременских музыкантов, но еще и Земфира и Алеко, статные красавцы и свободные красавицы, это ветер, это леса, поля, природа, веселье и какая-то отчаянная беззаботность... Именно их звучание, пожалуй, в самой полной мере передает все это, а никакой-нибудь непривычный нам бубен.
Окончательно всех влюбил в ансамбль саксофонист Ласло Бекеси, уставший, видимо, от официоза, и заявивший в микрофон: “Don’t sit! It’s a dance music!” Воззвание имело успех: уже через несколько минут наш сосед слева подпевал мелодии и подгонял их довольно антуражным цыганским свистом, а сосед справа вполне внятно притопывал-прихлопывал в ритме музыки.
Осталось добавить, что Besh o droM переводится, как «не сворачивай с пути». Иди своим путем, иными словами. Следуй зову сердца, и если оно у тебя кочевое – добро пожаловать. Пустимся в путь вместе...
 

Автор: Екатерина «Кофе» Нищева и Таша Кириллова