Аргентина-Ямайка отменяется. 5:0 не в пользу Чайф

Так случилось по не очень счастливому обстоятельству, что одна приятная во всех отношениях дама имела знакомство не совсем полезное с просто приятной дамой. Не совсем полезное, как вы наверное догадались , оно было потому, что дама последняя хоть и не была, может быть, прекрасна во всех отношениях, зато имела очень длинненькие ручки и экспроприировала вовремя красивый конверт с приглашением. И что была за радость у дамы, когда она узнала, что на узкогрупповом собрании будет представлена зрителям группа «Чайф». Да-да, дама любила группу «Чайф». Как отметили просвещенные слушатели в эффектно обставленной зале: «Группа во всех смыслах интересная, это же русский рок, вы не понимаете! Лет 20 играют. Весь русский рок у нас такой  ведь депрессивный, а это нееет!». Даже рядом с такой особой, говорящей это, страшно было стоять. «А вдруг я ничего не понимаю! Затолкают локтями, зацарапают «рабочей плоскостью ногтей»! Боязно как-то» - думала себе просто приятная дама.

В опрятном костюмчике и галстучке седовласый ведущий объявил торжественно: «А теперь наконец наши гости! Это знаменательные артисты, которые служат высокому искусству!». Хорошо, что дама просто приятная не опоздала, а то пропустить служение ни чему-то, а искусству было бы для нее самой грубой и непростительной ошибкой. Высокому причем. Это как-то обязывает. 
      
Группа «Чайф» появляется как десерт после очередного пирога: «Сегодня мы играем для творческой интеллигенции?». WoW. Не то что всегда, ребята, да? А то приходят какие-то там пролетарии, сипло орущие «У них на фаааабрике стаааачка.....». А здесь прям душа радуется, раскрывается всеми лепесточками на встречу интеллектуальному возрождению и совершенствованию духовного сознания, как только увидишь эту творческую интеллигенцию с блеском в глазах, с бокалом шампанского, пухлыми ручками, идеальным маникюром, белыми воротничками! Поздравления вам, многочисленные. Можно сказать, премьера. Ура. 

На лицах счастье полнейшее. Тела покачиваются в такт-не в такт неважно, главное, приходят в состояние готовности воспринять «русский недепрессивный рок». Рты открываются и порою иногда попадают в нужный слог. Иногда даже попадают в целую строчку. И счастье-то, счастье в глазах.

Только не смотреть бы по сторонам, а то случайно наткнешься глазами на поэтичнейшую рекламу на размещенных рядом больших экранах – рекламу сортиров, простите. Конечно, неизвестно, может быть, это как-то способствует еще бОльшему счастью.

 

«Не доводииии до предееееела, до предееееела не доводиииии...» – тянет лямку Шахрин. «А вы знаете, эту песню ведь сочинил... Кукушкин! – замечает музыкант после окончания композиции. - Вот эта строчка «и крышу срывало с петель», вспоминаете? Ну не смотрится она. Не может крыша срываться с петель! Я это пытался объяснить ему, но он говорит, ведь это так поэтично! Вы знаете, (обращение к «творческой интеллигенции»- примеч. автора) раньше, когда это пели, все нормально это воспринимали, а сейчас настал момент, когда перед такой аудиторией, понимающей, не поется так...».  Что-то про реформу русского языка вырывается у Бегунова. Еще бы, не вырваться.

Что же это такое, господа, на попятную что ли? Раньше пелось, а теперь ну никак? Как же так, что же вы забыли о том, что вы представитель того самого пресловутого "русского рока", о котором говорили знающие в зале.  А рок, как известно, на компромиссы не любит идти, не характерно это для него. Непорядок, господа...

Чайфам так и осталась просто рекреационная функция в нашем достопочтенном русском рок-н-ролле. Никто и не против. Тут и регги, если хорошо вслушаться, а не так, как Александр Васильев (см. песню «Матч» с последнего альбома), и зажигательный рок-н-ролл, и переделанная на свой лад песня Элвиса «Don’t be cruel», помнят ребята классику, признают. Все способствует полной рекреации. Получается выкидывать ногами и телесами под музыку, значит, «не зря мы начали петь».   

«А было время…» -  впала в ностальгию просто приятная дама, и она задумалась. Правда ненадолго - не дали танцующие рядом уже не очень трезвые тетеньки и дяденьки. Действо и вправду стало напоминать «гулянку в Архитектурном», как прокомментировал сам Шахрин. «В свое время мы часто дружили (пили – несмелая догадка автора) и проводили много времени вместе с архитекторами...». О да, были времена, и рак был щукой.

 

Тем временем, просто приятная дама все также силилась задуматься. Она вспоминала, как училась играть на гитаре, свои первые аккорды, затертые до дыр кассеты, и, конечно, первую свою песню, которую она сумела сыграть – «Оранжевое настроение». А точнее «Бутылку кефира-полбатона»... Тем временем публика в зале по настоянию Шахрина пыталась судорожно вспомнить свои бутылки, кефира, конечно, и полбатона, засовывая в рот огромный кусок какого-то экзотического пирожного. 

Дама приятная поняла, что все также продолжает любить группу «Чайф» и в связи с этим даже решила позволить себе заглядеться на оставшуюся съестную роскошь. Под руку подвернулось что-то округлое. Округлым оказалось киви, позже выяснилось - протухшее.

 

Автор: Елена Гуткина