«Распутник». От порочности взгляда до грязного сюртука

Музыка от виртуоза Майкла Наймана часто ассоциируется с киноработами Гринуэя, к которым известный композитор неоднократно писал музыку. Саундтрек к фильму «Распутник» тоже дело рук сэра Майкла, потому и ловко держит за нервы. Гулкая тишина, простые и знакомые инструменты: звенящая скрипка, чуть нервное фортепиано создают музыку настолько совершенную, что сначала думаешь, что ее мог написать великий классик лет двести назад. Отдельно от фильма она воспринимается даже лучше - живет, переливается, завлекает, уносит тебя в романтические дебри. Ты и представить не можешь, что эта почти небесная мелодичность может сопровождать такой грязный и отчаянно пошлый фильм. Ведь «Распутник» Лоренса Данмора – настоящий вызов красивеньким костюмным мелодрамам, показывающий хоть на чуть всю грязь, пошлость и дикость того времени.

«Я не желаю вам нравиться», - говорит граф Рочестер в самом начале «Распутника» и начинает нравиться тебе со страшной силой. В нем нравится все – от порочности взгляда до грязного сюртука. Граф Рочестер циничен, грязен и несчастен. Так думаешь в самом начале, когда его скользкие пальцы крадутся под юбку его молодой и свежей жены. Депп, как актер универсальный, играет столь превосходно, что ты веришь каждому жесту и неловко сдерживаешь рвотные рефлексы. Первая половина фильма столь поразительно гадкая и реалистичная, что надо иметь в себе силы настоящего киномана, чтобы досмотреть фильм до конца. В самые переломные моменты жизни героя ты замечаешь, как в его душе что-то прорастает, как в его взгляде что-то меняется, как некрасивая и глупая, но душевно чистая актриса, делает его жизнь полной смысла и света. И со светом приходит музыка, и в резких чертах лица графа Рочестера ты неожиданно замечаешь нежность. Фильму музыка Наймана придает ту главную сентиментальность, которой картине про уставшего распутника так не достает. Музыка рвется нервными скрипичными пассажами, такую могли написать и при дворе короля, который правил в то время.

 

Музыка Наймана ставится особенно красивой, когда герой мучительно умирает от сифилиса. Музыка становится почти молитвой. Одна из самых тяжелых драм нового кино отличается самым ангельским и изящным саундтреком. Для сохранения душевного спокойствия лучше слушать Наймана и мечтать о балах и неземных кринолинах, нежели чем смотреть на ослепшего, грязного графа, который мочится, не снимая брюк, и плачет от бессилия.

 

Катерина Гостюнина