Действительные художества

«Нас интересует действительная жизнь и кино, которое с ней взаимодействует», - таков девиз проекта КИНОТЕАТР.ДОК. Действительная жизнь – это означает минимум игры и максимум правды. У каждого правда своя. У милиционеров из фильма «Милиция. Хроника будней» она одна, у простых граждан – другая. Для одних людей правда – это любовь к девушкам азиатского типа («Мясо любви»), для других – собачья тушка в качестве лекарства от туберкулеза («Бес»). У одних смех, у других трагедия.

Добрая, вызывающая улыбку правда – это конкурс красоты в доме престарелых. Фильм Наталии Мещаниновой «Гербарий» приз получил заслуженно. Старость – тяжелая тема. Сама по себе тема готова втянуть нас в мрачные размышления о бренности человеческого существования, но в этой работе мы видим жизнь. Старушки, разучивающие тексты песен, ссорящиеся и мирящиеся, наряжающиеся в свои самые красивые платья для выхода на сцену… Цель – победа. Иногда они напоминают пятнадцатилетних девушек – такие же робость, смущение, незнание, как ступить и что сказать во время репетиции… Это картина, составленная из образов живых людей, их характеров, эмоций, переживаний. И потому, несмотря на затянутость, фильм оставляет светлое чувство после просмотра.
 
К сожалению, многим работам не хватает внутреннего хода мысли, развития идеи. Например, в фильмах «Мясо любви», «Люба», «Гер» и др. видна лишь констатация факта наличия некоей ситуации, но не видно послания автора зрителю. Каждый фильм оставляет после себя вопрос «И что?» Мы видим лишь факты и отсутствие как внятно поставленной проблемы, так и адекватного ее решения.
 
В фильме «Мальчики» развитие есть. Есть и другая правда – та, что за МКАДом. Как известно, жизни там нет. Там есть опустившиеся матери, сознательные отцы и дети, которые традиционно хотят к маме. Но хочет ли мама к ним? Готова ли к ним мама? Мальчики плачут за диваном, потому что ответ больше похож на «нет». Их увозят от мамы в начале фильма, а в конце возвращают к ней, но вызывает это не счастье, а слёзы.
Если «Мальчики” - это стройное произведение, построенное на истории жизненной трагедии семьи, то «Бес» - это голая неструктурированная жуть. Если перемешать кадры начала, конца и середины фильма и выстроить их в совершенно ином порядке, то вряд ли это кино станет другим. Очередная констатация факта жизни не такой, как в Москве и в других крупных городах. У нас тут супермаркеты, а у них там отцы учат сыновей пить чифир, а по вечерам едят собак. Ужас! Вот и смотрим потому, что ужас.
 
Люди устроены удивительно. Во времена Древнего Рима толпы народа приходили посмотреть на то, как погибают гладиаторы и дикие животные на аренах амфитеатров. В средние века толпа прибегала глазеть на казни. Посмотреть на то, как кому-то отрубают голову, приводили даже детей. Факт наличия страдания, трагедии привлекает. Привлекает как минимум тем, что такие истории никого не оставляют безучастным, они запоминаются. Хочешь стать обсуждаемым автором – сними чужую трагедию. Сними то, как женщина ширяется в паховую вену, а её дочь пускай рассказывает нам о том, как ее ненавидит («Выдох»). Это трагично и потому прекрасно. При этом отсутствует внятное художественное осмысление ситуаций. Снимаем как есть, а самое страшное – смакуем длинным планом. Самое неприятное и трагичное приравнивается к самому главному. Мы получаем всё то же «посмотрите, как бывает» но нам не предлагается даже намёка на решение проблемы. И ещё мы получаем чувство, что посмотрели не фильм, а клип для извращенцев.
 
Крайне интересен фильм, продемонстрированный в рамках внеконкурсного показа «Черновики» - «Виноградов». Автор работы неизвестен. Виноградов – человек, у которого автор фильма берёт интервью на крыше одного из домов в Грозном. Нетипичная, со множеством матерных слов и прибауток манера героя вести рассказ облегчает восприятие непростой и для рассказчика, и для слушателя темы – войны. Повествование построено на монологе героя. В течение 40 минут на экране говорит один человек, но говорит он о таких вещах и таким образом, что невозможно отвести взгляд от его лица.
 
Подводя итог, хочется пожелать фестивалю дальнейшего творческого роста, талантливых авторов и новых идей. И чуть больше осмысленности как с логической, так и с художественной точки зрения. Ведь речь идет о документальном кино, а не о хронике будней жителя многоэтажки. «Следует помнить. Ты художник» - говорила каждая афиша фестиваля. Хочется надеяться на то, что этот действительно ценный совет будет принят молодыми режиссёрами на заметку и не забудется за год.

 

 

Юлиана Камардина