На главную

Синематограф

Попс

Джаз и блюз

Танцпол

РуссРок

Тяжеляк

Немейнстрим

Этно

Хип-хоп и R'n'B

Фанк, реггей, ска

Rock

Панк

Art

направления

Live

Релизы

Медиа

Интервью

Мы

Наши друзья

поиск

Синематограф Синематограф
Попс Попс
Джаз и блюз Джаз и блюз
Танцпол Танцпол
РуссРок РуссРок
Тяжеляк Тяжеляк
Немейнстрим Немейнстрим
Этно Этно
Хип-хоп и R'n'B Хип-хоп и R'n'B
Фанк, реггей, ска Фанк, реггей, ска
Rock Rock
Панк Панк
Art Art

Реклама

Главная / Live / Славек Яскулке: Олдскул? Нисколько!

11.12.2012

Славек Яскулке: Олдскул? Нисколько!

Slawek Jaskulke in Moscow, 29 November 2012Молодой польский пианист Славек (Славомир) Яскулке московской публике знаком уже не первый год: в декабре 2010 года он открывал программу концерта «Балтийский джаз на Рождество», а в марте года нынешнего выступал в составе квинтета Збигнева Намысловского на фестивале польского джаза. Так что, сказанная в паузе между композициями фраза: This is my first time here, очевидно подразумевала не город, а площадку: Центр имени Всеволода Мейерхольда, где чаще проходят театральные представления, чем музыкальные концерты. Эта театральность зала ощущалась с первого взгляда: вместо сцены как таковой – «голое» пространство вровень с креслами, никаких оформительских изысков, только черный рояль на черном полу в круге желтого света. В содержании вечера тоже преобладал минимализм, или как предпочитал его называть один из пионеров жанра Филипп Гласс – «музыка с повторяющимися структурами», нежели обещанный фортепианный джаз, оригинальность и креативность коего Яскулке по мнению критиков олицетворяет.


Другое дело, что как таковой современный джаз уже очень далек от общепринятого стереотипа. Например, после концерта Лешека Можджера, который плечом к плечу со Славеком прокладывает творческий путь нынешнего поколения польской школы, я услышал комментарий в духе того, что «Ну это, конечно, ни разу не джаз». Что я мог сказать в ответ? Вот билет на балет, джаза в этом джазе нет? Отбросив на тернистой дороге эволюции свингующий ритм и прочие легко узнаваемые «атавизмы» минувшего века, рецепт джаза от Можджера все же сохранил один из важнейших ингредиентов – импровизацию. Во всяком случае, пока. Даже более того, каждый номер его сольных выступлений словно и есть одна сплошная импровизация. Яскулке тоже не чужд джазовой традиции: например, на альбоме Hong Kong 2009 года помимо собственных композиций он исполняет и стандарты, в том числе авторства Джона Колтрейна – в его манере даже можно уловить влияние колтрейновского пианиста МакКоя Тайнера. В Москве же Славек исполнял композиции со своего нового, только-только записанного альбома, и это уже совсем другая песня.


Начал он с переливчатого арпеджио в правой руке, обыгрывающего две чередующиеся ноты. Мало-помалу эта «трель» обросла незамысловатой басовой мелодией, которая повторялась не менее настойчиво, так что едва ли можно было бы назвать одну из этих «партий» аккомпанементом, а другую, соответственно, мотивом. Спустя какое-то время левая рука перехватила переливы, предоставив правой несколько большую свободу действий, затем роли сменились обратно, и на этом разнообразие пьесы было исчерпано. Ассоциации такая музыка вызывала сплошь кинематографические: будь она поромантичней и полегкомысленней, получились бы мелодии Яна Тьерсена из «Амели»; шаг в противоположную сторону, к мрачному примитиву, мог бы дать нам гнетущий саундтрек к «Туринской лошади» про конец света после встречи сурового извозчика с философом Ницше.


Вторая пьеса показалась более интересной, в ее дрожащем неровном ритме чувствовался как раз некий «можджеровский» нерв – наглядное свидетельство того, что польские пианисты при всей своей индивидуальности действительно варятся в одном котле. По сравнению с Лешеком, Славек Яскулке играет как будто более оживленно, не так сильно тяготеет к «пианиссимо» тише воды, ниже травы, хотя в целом и темп, и динамику оба предпочитают «ниже среднего». К третьей композиции пришлось ощутить на себе влияние внешних факторов: Москву наконец атаковала зима и на контрасте с промозглой улицей в теплом зале было сухо и комфортно. Пару раз одернув себя за «клевание носом», я вступил в преступный сговор с совестью и решил (What the hell!) наслаждаться искусством с закрытыми глазами. Тем более, искусство располагало. Но тут пианист как раз прервался и обратился к публике. Не владея русским, он после некоторых колебаний политкорректно выбрал английский, хотя сотрудники Польского культурного центра, вероятно, составляли большинство немногочисленной аудитории. В частности, рассказал, что пластинка увидит свет только в будущем году, так что, увы, «купить вы ее сегодня не сможете».


Следующая пьеса Славека, хоть и инструментальная, была самой что ни на есть песней, с непритязательным мотивом (что немаловажно: hummable – то есть, его можно напевать себе под нос), последовательным чередованием куплет-припев и так далее. В категориях хит-парадов это без малого singer-songwriter или, может быть, pop-rock – не хватает только голоса, а лучше двух, и для полного счастья акустической гитары. Скажем, именно вокруг такого тандема, творческого и романтического, строится сюжет ирландского инди-фильма Once (у нас название перевели как «Однажды», хотя по смыслу ближе «когда-нибудь» или «как только, так сразу»).


Представляя заключительную пьесу, композитор Яскулке открыто признался в «киноманстве»: Эта вещь еще не записана, но надо будет обязательно это сделать, я сочинил ее для одного фильма. И снова гипнотизирующий перебор в среднем регистре, забеги на выносливость в «верхней» половине клавиатуры, правая рука то и дело «выплескивается» в бас, трижды повторяя один аккорд и снова возвращаясь в привычное русло.


В целом сценарию концерта недоставало драматизма: полдюжины пьес заняли немногим больше часа, то есть каждая длилась излишне долго, да и друг от друга они отличались не так уж сильно. В то же время профессионализм пианиста безоговорочно убедителен. Не пускаясь в сложные (пиро)технические фейерверки показной виртуозности, он играет мягко и легко, с подобающей потомку Фредерика Шопена непринужденностью и певучестью. Своими простыми, понятными мелодиями он наслаждается искренне и заразительно: молодой человек на переднем ряду почти весь концерт восхищенно покачивал головой в плавном ритме славековских волн. Вообще, публика принимала пана Яскулке очень тепло и десерта в виде биса была лишена незаслуженно.


Чего-то все же не хватало после такого уютного камерного концерта: душа, поскуливая, просила «олдскульного» классического джаза. По счастью, в плеере давно дожидался своего часа Уэйн Шортер – легендарный саксофонист из числа последних ныне живущих могикан той золотой эпохи, которого по слухам, Москва надеется увидеть живьем через год. Его-то альбом Speak No Evil 1964 года (самая что ни на есть классика жанра с роялем еще одного могиканина, Херби Хэнкока) и помог утолить эту ностальгическую жажду.


Просмотров: 7836

Автор: Виктор Гарбарук 

Другие статьи этого автора

27.06.2012 | Медиа | | Разыгрываем билеты: 2-4 июля - квинтет Джимми Кобба в клубе Игоря Бутмана

26.06.2012 | Live | | Все цвета радуги в голосе Кассандры Уилсон

11.06.2012 | Live | | Над Усадьбой тучи ходят хмуро

28.05.2012 | Live | | Доктор Гонзо? Профессор Бергонзи!

19.05.2012 | Live | | Орлята Херби Хэнкока учатся летать

17.04.2012 | Live | | Те же, там же: Крис Ботти мил и беззаботен

08.04.2012 | Live | | Крис, снова Крис и Улисс

04.10.2011 | Live | | Там чудеса, там Лешек бродит

16.09.2011 | Live | | Эльдар, эль талант, эль гений

11.09.2011 | Live | | Если бы да кабы да в Москве Мамакабо

Комментарии:

К данной работе пока нет комментариев.

Добавить комментарий

Ваше имя *

Текст *



email

Наверх

Другие новости раздела "Live"


rss канал

RSS канал Новостей

aнонсы

Реклама

Великолепные автомобили Nissan демонстрируют хорошую динамику.

Все материалы, опубликованные на данном сайте, являются объектом авторского права. Их коммерческое использование без согласия авторов запрещено и преследуется по Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах".


Rambler's Top100

Разработка и хостинг: ATLEX.ru

CopyRight © 2006 - 2017 www.jamsession.ru