На главную

Синематограф

Попс

Джаз и блюз

Танцпол

РуссРок

Тяжеляк

Немейнстрим

Этно

Хип-хоп и R'n'B

Фанк, реггей, ска

Rock

Панк

Art

направления

Live

Релизы

Медиа

Интервью

Мы

Наши друзья

поиск

Синематограф Синематограф
Попс Попс
Джаз и блюз Джаз и блюз
Танцпол Танцпол
РуссРок РуссРок
Тяжеляк Тяжеляк
Немейнстрим Немейнстрим
Этно Этно
Хип-хоп и R'n'B Хип-хоп и R'n'B
Фанк, реггей, ска Фанк, реггей, ска
Rock Rock
Панк Панк
Art Art

Реклама

Главная / Интервью / Владимир Селиванов: «Нужно больше песен протеста»

06.09.2012

Владимир Селиванов: «Нужно больше песен протеста»

В начале и середине девяностых «Красные Звёзды» стояли в первых рядах бескомпромиссного протестного панк-движения. Они играли музыку для тех, кто ностальгировал по советскому прошлому, был влюблен в революционную романтику и ходил на концерты «Русского прорыва».


Потом было многое: период относительного затишья, когда казалось, что «Красные Звёзды» кончились навсегда, эксперименты с «поп-музыкой на заказ» (так Селиванов назвал проект «Четыре»); было погружение в бездны романтической психоделии (альбомы «Играй в того, кто играет в тебя» и «Скользящие Сквозь Времена») и даже заигрывание с вычурным арт-роком (альбом «Мир Миллиарда Радуг, часть 2»). Но «Красные Звезды» всегда оставались уникальными и узнаваемыми среди тысяч рок-групп на постсоветском пространстве.


Сейчас то, что делают «Красные Звёзды», можно назвать возвращением к корням. Все чаще звучат на концертах старые песни, так полюбившиеся поколению юных нацболов, да и в новых песнях становится все больше протестной тематики. Станет ли это новым поворотом в творчестве — покажет новый альбом, который уже совсем скоро будет представлен публике.


О новых песнях, концертах и планах на будущее мы поговорили с Владимиром Селивановым.


В последнее время ты часто посещаешь Питер. Чем тебе нравится этот город?

— Это город моей мечты.


Чем он отличается для тебя от Минска?

— Людьми и душой.


Расскажи о планах группы «Красные Звёзды» на ближайшие полгода. Альбомы? Концерты?

— Альбом, который мы записываем. Уже начинаем его доделывать.


То есть альбом «Живой» еще не вышел, но уже готов материал для следующего?

— Да, он не вышел и не выйдет. Мы еще не готовы его выпускать.


А есть новые песни, которые еще нигде не звучали, но уже существуют в твоей голове или в черновиках?

— Да. В основном это песни протеста. Сейчас это очень актуальная тема. Нужно больше песен протеста.


Ты решил писать на актуальные темы?

— Да. Сейчас мне хочется взаимодействовать с социумом каким-нибудь таким образом. Не через лирику.


У тебя есть отличный кавер на Высоцкого. А какие еще песни Высоцкого нравятся тебе настолько, что ты хотел бы их спеть?

— «Парус». Но она очень минорно распиарена. Скажем так, в ней осталось мало трагедии после того, как её начали исполнять эстрадные исполнители. В ней исчез трагизм. В общенародном восприятии теперь это просто песня про парус.


Кстати о восприятии: расскажи, что для тебя означает песня «Баллада об уходе в рай»? После того, как ты спел её, многие воспринимают эту песню как песню о смерти, хотя изначально, как я понимаю, она была написана исключительно по сюжету фильма.

— Почему? Она не о смерти. Это песня из фильма «Бегство Мистера Мак-Кинли». Я считаю, что если автор писал её не о смерти, то она не о смерти. Это конкретный авторский материал, причем тесно переплетающийся с сюжетом фильма. А восприятие этой песни – уже вопрос исполнения.


Чьи песни ты бы еще хотел спеть?

— Не знаю. Пока никаких.


А есть ли песни, о которых ты жалеешь, что написал их не ты?

— Нет.


Пару лет назад ты называл свои любимые группы: Placebo, RHCP, Marilyn Manson, King Crimson. Время идет, музыкальные вкусы меняются. Какие группы ты можешь назвать своими любимыми на данный момент?

Pink Floyd, King Crimson. Все остальное может работать в качестве фоновой музыки или для каких-то особенных эмоций. Но никаких ощущений эта музыка не вызывает. Только King Crimson и Pink Floyd.


Какие у тебя интересы помимо музыки? Книги? Фильмы? Может быть, что-то зацепило?

— Я очень равнодушен к искусству кинематографа. Книги иногда читаю. В основном – фантастику. Русскую экспериментальную фантастику семидесятых годов, наивную, где в будущем все еще пленочные магнитофоны. Специальные пленочные магнитофоны. Особенные. Где в далеком будущем кинокамеры с пленкой. А к философской фантастике я равнодушен.


Во времена проекта «Четыре» ты нежно любил творчество Сорокина.

— Я читал раньше Сорокина. Я многое прочитал, и классическую, и альтернативную литературу. Камю там, Сартр. Кафка. (смеется) А Сорокин — этакий Леонид Андреев наоборот.


На концертах ты очень энергично выступаешь. Сильно выматываешься? Устаешь?

— Нет. Никогда. Ни разу.


А бывали концерты, которые не оставили после себя вообще никаких позитивных эмоций? Расскажи о самом неудачном концерте Красных Звёзд.

— Самый неудачный концерт Красных Звёзд был в белорусском городе Бресте. Это было в каком-то кинотеатре, где наш гитарист Гвоздь наглотался циклодола. Я играл на басухе, а вместо барабанщика мы взяли автора бессмертного творения «Северное кладбище» Гегемона. Это было такое говно, у него не было даже палочек, он играл какими-то ветками от деревьев. С Беловым мы тогда были в ссоре. Это был самый ужасный концерт Красных Звёзд. Это был год 1996-й, точно уже не помню. У меня было ощущение, что я стою в какой-то бане, в очереди, и мне нужно здесь петь песни. Было лето, было очень жарко. Это была страшных размеров толпа – наверное, человек двести или триста. Это был битком набитый зал, и мы изображали из себя полное ничтожество, потому что Гвоздь вообще все время играл только одну известную ему мелодию, а из меня басист аховый. Вообще никакой. И барабанщик с этими березовыми веточками. Это был полный улет.


Это ужасно. По поводу слушателей: сейчас на концертах Красных Звёзд собираются самые разные люди. Это тридцатилетние нацболы, молодые неформалы, поэты, всякие интересные личности. Но что-то объединяет их. Как ты думаешь, что может объединять таких разных людей?

— Вот это пока что секрет. Я не знаю, что может их объединять. Может быть, посыл, который мы даем. Может быть, желание нормального, здорового энергетического драйва без каких-либо подтекстов, например, философских и прочей дребедени. Что-то такое животное, энергетическое, близкое. Наверное, это.



Просмотров: 9595

Автор: Александр Пелевин 

Другие статьи этого автора

Других статей этого автора в базе новостей не найдено.

Комментарии:

К данной работе пока нет комментариев.

Добавить комментарий

Ваше имя *

Текст *



email

Наверх

Другие новости раздела "Интервью"


rss канал

RSS канал Новостей

aнонсы

Реклама

Великолепные автомобили Nissan демонстрируют хорошую динамику.

Все материалы, опубликованные на данном сайте, являются объектом авторского права. Их коммерческое использование без согласия авторов запрещено и преследуется по Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах".


Rambler's Top100

Разработка и хостинг: ATLEX.ru

CopyRight © 2006 - 2017 www.jamsession.ru